Приветствую Вас Читатель | RSS Главная страница | Тайный город. Панов. "Войны начинают неудачники" - Страница 3 - Форум Альянса Neutral | Регистрация | Вход
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Форум Альянса Neutral » Общий форум Альянса » Библиотека » Тайный город. Панов. "Войны начинают неудачники" (Книга № 1)
Тайный город. Панов. "Войны начинают неудачники"
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:33 AM | Сообщение # 31
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
* * *
В неволе
Москва, 28 июля, среда, 07:24

Яну втолкнули в подвал, где помещались четыре похищенные девушки, незадолго до приезда Секиры. Стараясь сохранять испуганный вид, она тихо жалась у дверей до тех пор, пока Красные Шапки не затолкали их в черный фургон, и только здесь к новой пленнице проявили интерес.
— Как ты здесь оказалась? — шепотом спросила у Яны маленькая сероглазая девушка. — Алик помог?
— Ага, — так же тихо ответила Яна.
— Сволочь, — прошипела из угла брюнетка, — сволочь, сволочь.
Ее голос сорвался, и до девушек донеслись странные нечленораздельные звуки с элементами рыданий. Брюнетка готовилась к истерике.
— Как ты думаешь, куда нас везут? — снова обратилась к Яне сероглазая.
— Какая разница. Везут, значит, мы им нужны.
— Нас не убьют?
— Убьют? Всех нас убьют! — завизжала брюнетка.
— Заткнись, дура, — оборвала истеричку Яна и, обернувшись к сероглазой, ободряюще улыбнулась. — Хотели бы убить, уже убили бы. Скорее всего, мы окажемся в каком-нибудь притоне.
— Ты смелая, — уважительно прошептала сероглазая, — как тебя зовут?
— Яна. А тебя?
— Марина, — сероглазая вздохнула, — хотела бы быть такой же, как ты. Я ужасная трусиха.
— Мне тоже страшно, — подумав, призналась Яна.
Девушка действительно чувствовала себя не в своей тарелке. Единственным снаряжением, которое Сантьяга разрешил ей взять с собой, была маленькая пластиковая капсула с шестипроцентным раствором разрыв-травы (номер 14 по каталогу «Современные средства освобождения», стопроцентная гарантия избавления от любых оков, наручников и замков, высылается с курьером), а единственной гарантией — его слово. В обычной ситуации этого было бы более чем достаточно, но Вестник не был обычной ситуацией, и девушка нервничала.
Автомобиль остановился. В наступившей тишине Марина судорожно вздохнула и крепко сжала руку Яны, словно пытаясь почерпнуть у нее храбрости. Брюнетка громко всхлипнула, закрыв лицо руками, а две другие девушки испуганно прижались друг к другу. Дверь распахнулась, и в салон заглянула круглая голова, обтянутая ярко-красным платком.
— Ты первая, — голова кивнула на Яну, — выходи.
Это был Секира, девушка узнала его по зеленой татуировке фюрера на скуле. Она спрыгнула на асфальт и деловито огляделась по сторонам. Фургон стоял в подземном гараже, рядом с грузовым лифтом. Ворота на улицу были закрыты, и догадаться, где находится дом, не представлялось возможным.
— Стой ровно! — рявкнул стоящий рядом охранник и грубо дернул девушку за локоть. — Не вертись!
Опомнившаяся Яна испуганно съежилась и что-то пискнула.
— Да не пугай ты ее, — лениво проворчал Секира и тут же обернулся к стоящим у фургона воинам: — Ну что вы возитесь? Гоните остальных в лифт!
Следующей из фургона показалась брюнетка.
— Не трогайте меня! Не трогайте!
— Будешь вякать, сука, убьем прямо здесь, — равнодушно буркнул Секира.
Пленница послушно замолчала.
Лифт поднялся на двадцать четвертый этаж, и, когда двери открылись, девушки оказались в комнате охраны. Грубо подгоняемые Красными Шапками, они прошли в сводчатый зал, отделенный мощными, звуконепроницаемыми дверьми. Стены и пол зала были облицованы плотно пригнанными друг к другу гранитными плитами, в центре возвышались шесть мраморных колонн, а в дальнем углу наверх уходила легкая винтовая лестница. Воины подтащили девушек к колоннам и ловко сковали тонкими, но прочными цепями. Яна не сопротивлялась.
— Ты у нас молодец, — похвалил ее один из конвоиров, видя, с каким трудом его подельники тащат к столбу бьющуюся в истерике брюнетку, — тихая.
Это было нестерпимо. Яна ловко извернулась и врезала любителю спокойных женщин коленом в пах. Воин взвыл и выхватил нож:
— Убью!!
— Подохнуть захотел? — Напарник перехватил его руку. — Знаешь, что Любомир сделает, если ты тронешь эту суку?
Потрепанный боец убрал нож и злобно поглядел на Яну:
— Это твоя последняя выходка, маленькая тварь. Передавай привет Вивисектору.
Прикованная к соседней колонне, Марина громко разрыдалась. Яна же гордо присела на пол, длина цепи это позволяла, и, посмотрев на воина, не менее злобно ответила:
— Уноси отсюда то, что у тебя еще осталась, придурок, пока я не разозлилась по-настоящему. Воин вспыхнул.
— Любомиру эта сучка понравится, — захохотал второй охранник.
Красные Шапки ушли, факелы догорели, и зал медленно погрузился в темноту.

* * *
Лабиринт
Москва, где-то под землей, 28 июля, среда, 07:41

Болело все. Руки, ноги, голова, особенно голова. Едва наемник пришел в себя, ее сдавило раскаленным обручем, стиснуло виски, иглой пронзило мозг. Боль прошила израненное тело Кортеса, резанула по костям, заставив его резко выгнуться на бетонном полу и сдавленно прохрипеть короткое ругательство. Наркотик прекратил действие, и наемник остался один на один со своими ранами. Он не знал, хватит ли ему сил сделать еще одну инъекцию или даже просто открыть глаза. Открыть глаза. Кортес медленно поднял веки и скривился. Из полумрака пещеры на него участливо смотрел Чуя.
— Я думал, ты умер.
— Не сомневаюсь, — буркнул наемник, приподнимаясь на локте. Вдоль стены замерла шеренга крыс. — Что, пора завтракать?
— Не-е, стая сытая, — успокоил его охотник. — Нож хороший.
Чуя достал боевой нож Кортеса и с вожделением посмотрел на черный клинок:
— Очень хороший нож. Навский.
— Я знаю.
Кортес оторвал от рубашки пуговицу и проворчал заклинание. Пуговица превратилась в шприц.
— Плохо? — поинтересовался Чуя.
— Нехорошо, — процедил наемник, вкалывая себе наркотик.
— Я тебя щупал. Кости целы, и раны неглубокие. Ты поправишься.
— Все равно плохо.
— Зато у тебя нож хороший, — заключил охотник. — А у Чуй плохой нож. Сломался.
Помолчали. Кортес впитывал в себя стимулятор, а крысолов завистливо вертел в руке черный навский клинок. Каждый думал о своем.
— Бзик тоже смотрел нож, — сообщил последние новости Чуя. — Ему понравился. Так и сказал: «Хороший нож». Много мне завидовал.
— Тебе-то почему? — осведомился Кортес, не открывая глаз.
Он уже понял, что нож придется отдать, но пытался вяло сопротивляться.
— Ты ведь мой друг, — туманно пояснил Чуя. — А потом я первый увидел нож. Бзик позавидовал.
— Сколько времени?
— Скоро восемь утра, — ответил ос и со вздохом перевел взгляд на грязные стены Лабиринта.
Кортес медленно поднялся и несколько высокопарно произнес:
— Мы вместе бились, вместе проливали кровь. Прими этот нож, воин, в знак моей признательности и уважения к твоему мужеству.
Чем проще устроен мозг, тем больше напыщенности ему требуется для существования. Лицо охотника расплылось в детской улыбке, и он победно рубанул клинком воздух:
— Это поступок великого воина, Кортес. Хочешь, я подарю тебе свой лучший дротик?
Кортес поморщился:
— Лучше дай денег, мне надо позвонить.
— Позвонить? Пожалуйста.
Чуя вытащил из сумки мобильный телефон:
— Добыча!
За несколько минут ос вывел Кортеса к ближайшей станции метро и, помахав на прощание рукой, растворился в темных коридорах Лабиринта. Оставшись один, наемник быстро набрал номер.
— Это я, — Кортес привык, что на другом конце провода его узнавали по голосу.
«Скорее, по манере говорить», — мысленно поправил его Сантьяга, но в слух спросил:
— Амулет у вас?
— Нет. Артем оставил его в камере хранения на Киевском вокзале.
Сантьяга нахмурился:
— А где он сам?
— Была драка, — сухо ответил Кортес, которому очень не хотелось рассказывать, как он потерял Артема, — меня ранили...
— Он едет на вокзал?
— Скорее всего.
— Понятно, — Сантьяга на секунду задумался. — Для вас есть новое дело.
— Сейчас не могу, — угрюмо ответил Кортес, — нужно найти Яну.
— О ней не беспокойтесь. Я вытащил ее из Зеленого Дома, и она продолжает контракт.
— Что я должен делать?
— Надо найти одного чела, фотографа, — Сантьяга быстро продиктовал Кортесу имя и два адреса: студии и дома. — Как найдете, звоните мне. Я скажу, куда его привезти.

* * *
Москва, Киевский вокзал, 28 июля, среда, 07:59

— Я подожду тебя здесь, — сказала Лана, снижая скорость около здания вокзала. — А ты отправишься в камеру хранения и принесешь Амулет. Понятно?
— Да.
— Будь внимателен, там может быть засада. Сначала посмотри вокруг, а уж потом доставай Амулет. Если будет кто-нибудь подозрительный, немедленно возвращайся. Понятно?
— Да.
— И не нервничай.
— Хорошо.
Девушка нежно провела рукой по лицу Артема.
— Иди. Когда вернешься, я тебя поцелую.
Страсть вспыхнула в нем с новой силой.
— Я быстро!
Окрыленный Артем вышел из «Мустанга» и направился к вокзалу, живущему своей обычной, суетливой жизнью. Понедельник или суббота, утро или ночь — здесь ничего не менялось. Толпы обезумевших от предстоящей дороги людей, щедро разбавленные цыганами, бродягами, нищими, карманными ворами и полицейскими, сновали по сторонам, шевелились, толкались, кричали, путались друг у друга под ногами и громко ругались. А еще запах. Запах вокзала трудно с чем-либо спутать: хороший вокзал пахнет отправляющимся поездом и вагоном-рестораном, плохой — туалетом и прокисшими три года назад носками.
У камеры хранения Артем огляделся, но никого подозрительного не заметил, вытащил из ячейки рюкзак и направился к выходу. Все оказалось до обидного просто.
— Порядок? — поинтересовалась Лана, когда он бросил свою ношу на заднее сиденье «Мустанга».
— Ага.
Наградой стал еще один поцелуй. Фея уверенно поддерживала жертву в нужном эмоциональном состоянии.
Она вывела машину на набережную и, быстро достигнув Воробьевых гор, остановилась и достала из сумочки мобильный телефон:
— Алло, мне нужен Кувалда. Это единственный из Красных Шапок, с кем можно говорить, — объяснила Лана Артему, — остальные полные кретины, да еще и озабоченные выше крыши. Кувалда? Здравствуй, это Лана... Кувалда, у меня твой друг... Да, тот самый... Нет, милый, деньги мне не нужны, я хочу встретиться с твоим хозяином... Нет, Кувалда, так не пойдет. Передай Вестнику, что с ним хочет встретиться фея Зеленого Дома... Да, иначе ничего не получится... Запиши мой мобильный...
Лана отключила телефон, раскрыла сумочку и, вытащив пудреницу, сообщила;
— Кувалда перезвонит через десять минут и назовет адрес. Надо успеть привести себя в порядок перед встречей с Вестником.
Артем покивал головой и поинтересовался:
— Может, поцелуемся?


Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:34 AM | Сообщение # 32
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
Глава 16
Московское полицейское управление
Москва, улица Петровка, 28 июля, среда, 08:09

Генерал Шведов, начальник Московского полицейского управления, обожал устраивать совещания рано утром, пока его еще не захватил водоворот ежедневной текучки. Все самые серьезные вопросы и самые важные дела рассматривались до десяти утра, не спеша, обстоятельно и очень подробно. На этот раз в его огромном кабинете оказались Корнилов, Шустов и Васькин. Первым докладывал капитан.
— Александр Геннадьевич Юшлаков, тридцать шесть лет, фотохудожник. — Сергей положил на стол портретную фотографию лысеющего мужчины с маленькими глазками и бульдожьими щеками. — В Москве четыре года, снимает двухкомнатную квартиру на Юго-Западе и маленькую студию в полуподвале на Плющихе.
— Привлекался? — спросил Шведов, разглядывая фотографию подозреваемого.
— Так точно, Аркадий Львович. Десять лет назад Юшлакову шили тунеядство, но он отмазался, пристроился бездельничать сторожем на каком-то складе.
— Жаргончик у тебя.
— Извините, увлекся.
— Продолжай, — буркнул Корнилов.
Майор не любил здесь бывать: во-первых, Шведов не курил и курить в своем присутствии никому не позволял, а во-вторых, Андрей недолюбливал низкие температуры, и плюс семнадцать, поддерживаемые в кабинете генерала кондиционером, были для него слишком некомфортны.
— По профессии Юшлаков фотограф, но не крутой, не знаменитый, перебивается случайными заработками, — продолжил Шустов. — Щелкает природу для календарей, провел несколько мелких рекламных кампаний, но основная его работа — девочки. — Капитан выложил на стол еще несколько фотографий. — На любой вкус.
— Действительно интересно, — протянул Шведов, пристально разглядывая образцы юшлаковского творчества, — а на порнографию это не тянет?
— По самому краю ходит, — пробормотал перегнувшийся через стол Васькин.
— Не увлекайся, студент, — проворчал Корнилов. — Дальше, Сергей.
— Постоянного дохода у Юшлакова нет. Солидные агентства его услугами не пользуются: о нем не знают или не считают достаточно приличным.
— Семья?
— Сожительствует с Еленой Федоровной Митькиной, — Шустов заглянул в блокнот, — двадцати семи лет, как бы модель.
— Москвичка?
— Нет, приезжая, из Рязани. Я отправил туда ориентировку, обещали к вечеру прислать информацию.
— Обязательно перезвони и напомни.
— Есть, — Сергей пометил что-то в блокноте. — Интересный факт: у Юшлакова много рекламы по регионам, в местных газетах и на радио. «Профессиональный фотограф ищет девушек для работы в рекламном бизнесе». А в Москве и Питере ничего.
— Расчет простой, — подал голос Корнилов. — Ищет девушек из глубинки, присматривается, опасаясь наследить. Наверняка предварительно беседует с предполагаемой жертвой, определяя, насколько она подходит, ну а дальше вы знаете.
— Думаешь, это и есть Вивисектор? — спросил генерал.
— Уверен, что он в деле, — ушел от ответа Андрей.
— А не слишком ли открыто? Адрес, телефон. Он ведь понимает, что его можно проследить.
— Хочу напомнить, что мы вышли на него случайно, — не согласился майор. — Если бы Екатерина Молочанская не забыла дома записную книжку, мы бы до сих пор ничего о нем не знали. В любом случае, торопиться не будем. Юшлаков под наружным наблюдением, его телефоны уже прослушиваются. Я знаю о каждом его шаге.
— Ну что же, — подвел итог генерал, — это уже кое-что.
Он довольно оглядел корниловцев, задерживая взгляд на каждом из них, и ехидно обратился к майору:
— Обошли тебя, Кириллыч?
Андрей безразлично пожал плечами:
— А мы здесь не соревнуемся, Аркадий Львович, не на стадионе.
— Мне просто повезло, господин генерал, — подчеркнуто официально заметил Шустов, — Молочанского мог допрашивать любой из нас.
— Ладно-ладно, — Шведов широко улыбнулся. — Любое везение есть результат кропотливого труда. Корнилов, сам-то чем занимаешься?
— Перестрелками, — хмуро ответил майор.
— Всеми сразу? — Сдвиги в деле Вивисектора повергли генерала в игривое настроение.
— Разрешите докладывать?
— Давай, — начальство откинулось на спинку кресла и деликатно зевнуло. — Что раскопал?
— Начиная с понедельника, в городе произошли четыре крупные перестрелки. Все началось на проспекте Вернадского в ночь на...
— Ты докладывал, что потерпевшие отрицают факт стрельбы, — прищурился генерал, — а в самом зданий никаких следов не обнаружено.
— Уверен, что они врут. Стрельба была, стрельба серьезная, и именно она положила начало всем остальным событиям. «Чудь Inc.» не случайно оказалась втянутой в это.
— «Чудь Inc.», — проворчал Шведов. — Ты знаешь, какой у них годовой оборот?
— Знаю.
— Миллиарды! И на налоги с этих миллиардов мы с тобой и живем. Кстати, мне звонили из мэрии и спрашивали, почему мы не ограждаем солидные коммерческие компании от бесчинствующих хулиганов.
— Значит, вы не позволите разработать эту фирму?
— У тебя есть на нее что-нибудь?
— В бизнес-центре напротив здания «Чудь» мы нашли снайперское гнездо. Винтовка, прибор ночного видения и все такое прочее.
— Злоумышленники следили за офисом фирмы. При чем здесь «Чудь»?
— Они сбили вертолет!
— Ты нашел зенитный комплекс?
— Нет, но...
— Андрей, — негромко произнес Шведов, — прежде чем разрабатывать компанию с таким годовым оборотом, ты должен привести очень веские основания. Они у тебя есть?
— Нет.
— Что дальше?
— Дальше, в ту же ночь, была перестрелка на Ленинском проспекте, затем, вчера утром, на Покровке и днем на Красной Пресне. Итого четыре штуки за день с небольшим.
— Каким образом они связаны?
— Во всех перестрелках участвовали бандиты в черной кожаной одежде и красных головных платках. Они не принадлежат ни к одной из известных группировок.
— Новое поколение? — встрепенулся генерал.
— Возможно.
— С кем они воюют?
— С «Чудь Inc.», — проворчал Корнилов.
— А если без этого?
— Если без этого, то не знаю. Вчера я говорил со своими агентами и с людьми Чемберлена. Божатся, что им не нужна стрельба, и никто не знает, что это за отморозки.
— Зацепки?
— Автомобили, участвовавшие в перечисленных событиях, числятся в угоне. Все трупы и вешдоки похищены из полицейского управления вчера ночью. Единственная ниточка — вот этот юноша, — Корнилов бросил на стол фотографию Артема. — Мы вышли на него после перестрелки на Покровке. В его автомобиле есть пулевые пробоины, а под ковриком мы нашли гильзу от «гюрзы».
— Кто он? — генерал взял со стола фотографию.
— Головин Артем Сергеевич... Обычный человек. — Корнилов вздохнул. — Нет, не был, не привлекался, поступил, окончил. В общем, без биографии.
— Ну, это мы ему организуем.
— Если найдем, — добавил майор. — Дома он не появлялся, у родителей он не появлялся, и у знакомых он не появлялся. Исчез.
— А чем он важен?
— Не знаю, но красноголовые его активно ищут и вчера даже вломились в квартиру любовницы Головина, некой Степановой. К счастью, там был лейтенант Васькин, который мужественно отбил нападение бандитов.
— А потом и спецназа, — пробубнил себе под нос Шустов.
— Видишь, Андрей, каких орлов мы тебе подбираем, — расплылся в улыбке Шведов.
Васькин скромно потупился.
— Так какие соображения насчет Головина?
— Мы допросили сослуживцев, — Корнилов повертел в руках зажигалку, но под пристальным взглядом генерала с сожалением убрал ее в карман. — Головин пришел на работу с маленьким черным рюкзаком, позвонил кому-то, дождался встречи, отдал рюкзак, и сразу же после этого на улице произошла перестрелка. Участвовал он в ней или нет, неизвестно. Затем Головин вернулся в офис, причем рюкзак вновь был у него, но надолго не задержался и вскоре исчез окончательно. А через пару минут, — майор поднял палец, — несколько неизвестных под видом сотрудников полиции начали наводить о нем справки. Позволите вывод?
— Давай.
— В Москве начала действовать новая, хорошо организованная, преступная группировка. Действуют они жестко, агрессивно и не стесняясь в средствах. Оружие самое современное, среди бела дня пошли на гранатометную стрельбу, задействовали спецмашину связи, угнанную с военного полигона, зенитно-ракетный комплекс. Цели и задачи группировки неясны. Против кого они воюют, неизвестно, но в городе их боятся — уголовники о красноголовых говорят крайне неохотно, оглядываясь. У меня есть список ночных клубов и фирм, которые уже контролирует эта новая группировка. Я бы хотел установить круглосуточное наблюдение за ними, плюс поиски Головина. Я подозреваю, что он хранит что-то, представляющее интерес для бандитов, возможно информацию, возможно, что-то еще. Если мы найдем его первыми, выйдем на всю банду.
О мобильном телефоне и обсидиановом ноже майор решил не распространяться.
— Силен, гусь, — генерал задумчиво помассировал кончик носа. — Круглосуточное...
— Если я прав, — тихо сказал Корнилов, — грядет новая война банд.
— Если прав, — нехотя проворчал Шведов. — Докладную подготовил?
— Так точно, — майор положил на стол бумагу.
— Перезвони мне в полдень.
— Есть, господин генерал. Разрешите идти?
— Идите.
Корниловцы чинно покинули кабинет и столпились в приемной.
— Куда теперь? — поинтересовался Шустов. — Может, позавтракаем?
— Я — за, — немедленно согласился Васькин, сглатывая слюну. — Кстати, ты показал не все фотографии. У тебя в портфеле еще целая пачка.
— Девушки, изображенные на них, — строго ответил Сергей, — будущие свидетельницы обвинения. Мне предстоит встречаться с ними.
— Ты один не справишься, — тут же отреагировал Васькин. — Я мог бы помочь.
— Вы идите в буфет, — решил Корнилов, — а я — в отдел. Возьмите мне какой-нибудь бутерброд.
Он повернулся и пошел к лестнице.
— Что это с ним? — тихо спросил Васькин.
— Может, шевельнулось чего, — Шустов постучал себя по лбу. — Мысль пришла.
— Тогда это важно, — согласился Владик, с уважением глядя на удаляющегося майора. — Не так часто они к нам заглядывают.
— К вам, — поправил его Сергей. — А вокруг нас с Корниловым мысли стадами роятся.
Корнилов медленно, рассеянно кивая по пути знакомым, поднялся на свой этаж и свернул в левое крыло.
Когда он вышел из кабинета Шведова, им завладела странная и какая-то нервная мысль. Андрею стало казаться, что он что-то упустил, что-то не рассчитал. Забыл что-то очень важное. Едва ли не впервые в жизни Корнилов страшно забеспокоился и стал прокручивать в голове свой доклад, выводы, замечания, сделанные генералом, но нигде не мог найти причину своей неуверенности. Вроде бы все было в порядке, но Андрей не успокаивался. Интуиция его еще ни разу не подводила, а значит, ошибка все-таки есть.
Он очнулся в полной тишине. В широком коридоре управления было на удивление тихо и пусто. Ни посетителей, ни задержанных, ни сотрудников. Никто не шел по коридору, не спускал воду в туалете и не открывал дверь. Безмолвие, воцарившееся в здании, пугало.
Корнилов неуверенно потянул вниз ручку ближайшей двери — заперто, еще одна дверь — заперто, следующая дверь вела в его кабинет. Он остановился и вытер выступивший на лбу пот. В памяти всплыли слова эксперта: мистика, так Алексей выразился о похищении из управления вешдоков.
В мрачной, неестественной тишине коридора раздался короткий сухой треск. Андрей резко обернулся. Неподалеку от него на подоконнике сидела рыжая пушистая белочка и сосредоточенно ворошила содержимое только что вскрытого грецкого ореха. Почувствовав взгляд, зверек посмотрел на майора, наклонил голову и неожиданно задорно подмигнул ему.
— Ты откуда взялась? — прошептал Корнилов.
Белочка дернула хвостиком, отбросив в сторону пустую скорлупу, и аппетитно задвигала челюстями. Корнилов решился и медленно, очень медленно надавил на ручку замка. Он точно помнил, что запирал кабинет, но ручка легко подалась, и дверь открылась. Майор осторожно шагнул в комнату.
— Извините, что без приглашения, — услышал он негромкий голос. — Но я очень хотел познакомиться с вами.
Во главе стола, развалившись в любимом корниловском кресле и с достоинством забросив на потертую к столешницу длинные ноги в дорогих туфлях, расположился аккуратно причесанный франт лет тридцати, в элегантном, светлом костюме. Франт с любопытством разглядывал майора:
— Надеюсь, вы не очень заняты?
— Нет, — хрипло ответил Корнилов.
— Я не задержу вас слишком долго, господин майор, — жизнерадостно улыбнулся гость. — Кстати, я немного проветрил комнату. Не терплю табачного дыма.
Несмотря на закрытое окно, в комнате было удивительно свежо. Корнилов покосился на кондиционер, сломанный полгода назад во время допроса, но машина по-прежнему не подавала признаков жизни.
— Нет-нет, — перехватил его взгляд франт, — я не чинил ваше устройство. У меня другой подход.
Между ног Корнилова в комнату проскользнул маленький пушистый комочек и рыжей молнией взметнулся на стол.
Белка.
Она подбежала к франту и нетерпеливо подергала его за рукав пиджака.
— Обжора, — с ласковой укоризной произнес гость и достал из кармана грецкий орех. — Лови!
Белочка подхватила подарок и лихо хрустнула челюстями. Раздался сухой короткий треск.
— Любит орехи, — пояснил незнакомец, ласково глядя на уплетающую угощение белку. — Меня зовут Сантьяга.
— Корнилов, — хрипло ответил Андрей, — майор Корнилов.
— Очень приятно, — вежливо кивнул Сантьяга. — Присаживайтесь, майор Корнилов.
Он убрал ноги со стола, но продолжал вальяжно полулежать в кресле Андрея. Майор нехотя кивнул и расположился на стуле.
— Вы по поводу перестрелок? — угрюмо спросил он.
— Совершенно верно, — подтвердил гость. — И, раз уж мы перешли к делам, хочу отметить, что ваша версия о появлении в Москве новой преступной группировки, к сожалению, неверна.
— Да ну? — удивился майор и вытащил из пачки сигарету.
— Я попросил бы вас не курить, — негромко произнес Сантьяга. — Я не терплю табачного дыма.
— Я помню, — промычал Корнилов, чиркая зажигалкой.
Искры не было. Он попробовал еще раз с тем же успехом и недружелюбно посмотрел в непроницаемо-черные глаза гостя. Зажигалка была новой, майор купил ее два дня назад, и она не могла не работать.
— Пожалуйста, — с мягким нажимом попросил Сантьяга.
Андрей нехотя убрал сигарету.
— Благодарю.
— Куда вы дели людей? — поинтересовался Корнилов.
— Правильнее было бы спросить, куда я дел нас, — протянул гость, — но в любом случае, объяснение займет очень много времени, а я тороплюсь.
— Вы пришельцы? — помолчав, спросил Андрей.
В этих вещах он разбирался. Первая жена майора была помешана на фантастике и, бывало, зачитывала ему на ночь отрывки из «Войны миров». Теперь эти знания могли пригодиться.
— Нет, я местный, — ответил Сантьяга. — Я представляю Темный Двор, основанный примерно за сто тысяч лет до первого появления людей в этом мире. Сейчас местом нашего обитания является Тайный Город — еще более древнее поселение, основанное нашими предшественниками. Вы его называете Москвой.
— Я живу в Москве всю жизнь, но никогда ничего не слышал о Темном Дворе.
— Мы избегаем ненужной рекламы. Просто живем и стараемся не вмешиваться в ваши дела.
— И много вас?
— Нет, жалкие крохи, к счастью, мы живем очень долго. — Сантьяга грустно вздохнул. — В Тайном Городе собрались остатки цивилизаций.
— Чем вы занимаетесь?
— Работаем, развлекаемся, занимаемся бизнесом, ходим в ваши кинотеатры, парки, на стадионы. Внешне большинство из нас ничем не отличаются от людей. Вернее, вы не отличаетесь от нас, поэтому у нас все, как у вас.
— Убиваете друг друга.
— Я же сказал, все, как у вас, — гость вытащил из кармана еще один орех и бросил его белке. — Не надо видеть в нас угрозу, майор Корнилов. Люди — это просто еще одна раса. У вас была эпоха становления, будет эпоха расцвета, но рано или поздно и вы окажетесь в Тайном Городе.
Корнилов молчал. Расследование перестрелок с самого начала было переполнено странными, малообъяснимыми фактами, однако сейчас он имел возможность связать их.
— Для чего вам понадобилась встреча со мною?
— Вы далеко не первый, кто задает мне этот вопрос, — улыбнулся Сантьяга. — Более того, мне неоднократно подчеркивали, что знакомиться с вами и тем более рассказывать о Тайном Городе нежелательно. Поверьте, мою проблему можно решить и без общения с вами, но я так не могу. Я считаю, что среди вас, челов, должны быть те, кто играет в открытую.
— Кажется, я немного запутался, — признался Корнилов. — Что означает «решить проблему без общения»? Какую проблему?
Белочка наконец-то насытилась и резво взобралась на штору.
— Рассмотрим ситуацию, — предложил Сантьяга. — Некто, не будем называть имен, завладел обычным на первый взгляд прибором, предназначенным для ведения переговоров на значительных расстояниях. Прибор несколько модернизирован и поэтому может вызвать интерес как у технических специалистов, так и у самого некто. В то же время прибор необходимо обязательно вернуть владельцам. Вам не скучно?
— Нет, нет, прошу вас, продолжайте, — Корнилову удалось поймать стиль беседы.
— Благодарю. Существует два выхода из создавшегося положения. Первый: возвратить прибор владельцам без согласия на то его нынешнего обладателя, — гость аккуратно выложил на стол пакетик с разбитым телефоном, — и второй: попросить таинственного некто самому вернуть его.
Сантьяга пододвинул пакет к Корнилову и замолчал. Майор ошарашенно смотрел на телефон. С тех пор, как были похищены все вещдоки, он не расставался с ним и практически не вынимал из кармана пиджака.
— Как он оказался у вас?
— Я же сказал, — голос Сантьяги слегка похолодел, — у меня есть два варианта решения проблем. Я мог бы и не обращаться к вам. Просто через какое-то время вы бы не обнаружили этот прибор в своем кармане. Как будто его и не было. А мог бы и попросить.
Контуры гостя расплылись, Корнилов машинально потер глаза, но, поняв, что его зрение здесь ни при чем, ущипнул себя за руку: в кресле сидел генерал Шведов.
— Балуешь, Корнилов, вещдоки до лаборатории не доносишь! Здесь тебе не частная лавочка, черт возьми, а ну выкладывай, что там у тебя по карманам попрятано!
Иллюзия была полнейшей, до Андрея долетел даже запах любимого одеколона Шведова. Контуры генерала вновь задрожали, и гость вернул себе прежний облик.
— Как вы это делаете? — хрипло спросил майор. — Гипноз?
— Это называется морок. Простейшее магическое действие, позволяющее скрывать подлинный облик предметов или существ.
— А что вы еще можете?
— Вы читали сказки?
— Моему старшему сыну четыре года, иногда я его развлекаю.
— Тогда я не буду пересказывать вам их содержание. Общее представление у вас есть.
Корнилов покачал головой и впервые за время встречи улыбнулся:
— Я должен вам верить?
— Как раз это необязательно. Давайте сначала договоримся о сотрудничестве. Поверьте, вам не придется идти против своей совести или взятых ранее обязательств. Наши отношения будут строиться строго на взаимовыгодных условиях, и более того, вы сможете в любой момент прервать их.
— И что тогда? — криво ухмыльнулся майор.
— Ничего.
Почему-то Корнилов поверил этим словам:
— Но почему вы, имея в запасе второй вариант, обращаетесь ко мне? Чем я могу быть вам полезен?
— Ваша проницательность делает вам честь, майор Корнилов, — улыбнулся в ответ Сантьяга. — Разумеется, далеко не все мои поступки можно объяснить этическими принципами, иногда приходится думать о выгоде.
— В этом нет ничего страшного, — успокоил его Сантьяга.
Андрей наблюдал, как белка изучает пыльный шкаф в углу кабинета.
— Видите ли, майор Корнилов, Тайный Город представляет собой настоящий Вавилон. Централизованной власти нет, какой-либо ведущей группировки нет, а наибольшее влияние имеют три клана, за безопасность одного из которых отвечаю я. Сами понимаете, работать в столь раздробленном обществе очень сложно. Множество различных интересов, множество самостоятельных сил, поэтому, чем больше у меня будет рычагов влияния, тем проще мне будет выполнять свои обязанности. Вы улавливаете мою мысль?
— Вполне.
— Вы станете одним из таких рычагов. С вашей помощью я смогу давить на своих противников извне.
— Что получаю я?
— Уверяю вас, я могу быть очень полезным.
— Тогда почему бы вам не обратиться к людям на более высоких должностях? От них больше пользы.
— Разумеется, мы сотрудничаем с вашими лидерами, но, как правило, не открывая своего подлинного лица. Легальный бизнес выводит наших представителей в очень высокие сферы.
— «Чудь Inc.».
— Совершенно верно. Но используем мы их втемную, ведь узнав, с какими силами они работают, ваши лидеры могут выставить непомерные условия, на которые мы не пойдем. И последнее: ваш интеллект и репутация не позволяют задействовать вас втемную. Я бы перестал уважать себя, если бы обошелся с вами хуже, чем вы того заслуживаете.
Это не было лестью. Корнилов слишком хорошо разбирался в подобных вещах, чтобы понять, что Сантьяга выказывает ему настоящее уважение.
— А если я расскажу о вас?
— И пополните ряды городских сумасшедших? Я могу ожидать от вас любых действий, майор Корнилов, только не идиотских.
Это тоже не было лестью. Так, констатация факта.
— Если вы не против, вернемся к делам.
— Я помню, у вас мало времени.
— И небольшой кризис на руках.
— Перестрелки?
— Совершенно верно. В городе появилась группа, способная доставить много неприятностей всем нам. Радикальное крыло нашего общества. И мне нужна некоторая помощь, — вздохнул Сантьяга.
— Говорите.
— Вы вернете мне этот телефон.
Корнилов посмотрел на лежащий на столе пакет.
— Он ваш.
— Вы вернете мне обсидиановый нож. Не стоит делать анализ сохранившейся на нем крови.
— Пожалуйста. — К пакету с телефоном прибавился еще один, с ножом.
— И последнее: вам удалось выйти вот на этого человека, — Сантьяга показал майору фотографию Артема. — Его надо оставить в покое.
— Это сложно.
— Тем не менее.
— Он жив? — помолчав, спросил Андрей.
— Да. И тоже помогает мне.
— Хорошо, — задумчиво протянул Корнилов. — Что я получу взамен?
— Взамен? — Сантьяга хитро улыбнулся. — Вы уже вышли на Юшлакова?
Майор вздрогнул:
— Да.
— Я организую необходимые доказательства его причастности к убийствам.
Некоторое время Андрей молчал, задумчиво щелкая неработающей зажигалкой, затем положил ее на стол и спокойно посмотрел в черные глаза гостя:
— Юшлаков не убивал.
— Я знаю. Он продавал Вивисектору молоденьких девочек.
— Это другая статья.
— Статья другая, суть одна, — в голосе Сантьяги засквозил металл. — Поверьте, майор Корнилов, я не вижу принципиальной разницы между вашим фотографом и нашим маньяком. Юшлаков не мог не знать, что ждет его девчонок, но продолжал торговать ими. Я считаю, что он должен расплатиться за это.
— А сам Вивисектор?
— Мы его уничтожим. А для публики вполне подойдет свихнувшийся на почве секса фотограф-неудачник?
Корнилов снова взялся за зажигалку:
— А кто ответит за перестрелки?
— Понимаю, — комиссар Темного Двора задумчиво погладил прыгнувшую ему на колени белку. — Я отдам вам нескольких хулиганов для показательного процесса. Остальные уйдут на дно. Договорились?
— Договорились.
— В таком случае, до свидания, майор Корнилов. — Сантьяга встал, и белка резво взобралась к нему на плечо. — Не надо меня провожать.
— Кириллыч, Кириллыч! — кто-то тряс Андрея за плечо. — Просыпайся!
Корнилов открыл глаза и непонимающе уставился на Шустова:
— Где он?
— Кто?
— Сантьяга!
— Какой Сантьяга?
Андрей огляделся. В комнате кроме них был только Васькин, и лишь удивительная для постоянно прокуренного помещения свежесть напоминала о недавнем госте.
— Мы приходим, а ты спишь. Устал?
— Немного, — Корнилов потер глаза. — Головина в розыск уже объявили?
— Еще нет.
— И не надо пока.
Майор достал из пачки сигарету. Зажигалка сработала с первого раза.
— Сергей, у тебя знакомая девочка в архиве есть?
— Конечно есть! — У Шустова были знакомые везде.
— Пусть она поищет мне странные дела.
— Что значит «странные»? — не понял Сергей.
— Ты «Секретные материалы» смотрел?
— Ну.
— Вот такие дела мне нужны. Чтобы в них было что-нибудь непонятное в манере преступления, мотиве, поведении свидетелей в конце концов. Только действительно непонятное, необъяснимое.
— Чего это ты вдруг? Приснилось что?
— Потом расскажу.


Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:35 AM | Сообщение # 33
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
Глава 17
«По итогам прошедшего биржевого дня акции финансово-промышленной группы „Чудь Inc.“ поднялись еще на четыре пункта. Напомним, что два дня назад неизвестными было совершено хулиганское нападение на офис этой компании, и это заставляет нас вернуться к извечному вопросу: для чего мы платим налоги?..»
(«РосБизнесКонсалтинг»)

«Мэр не видит необходимости в смене руководства Московского полицейского управления и выразил уверенность, что до конца недели будут получены конкретные результаты расследований перестрелок и дела Вивисектора...»
(«Эхо Москвы»)

* * *
Супермаркет Гильдии
Москва, улица Большая Лубянка, 28 июля, среда, 09:13

Поговорив с Сантьягой, Кортес отключил телефон и огляделся по сторонам, раздумывая, что делать дальше. Гордость не позволила наемнику рассказать комиссару о своем бедственном положении: в карманах Кортеса было абсолютно пусто, нож пришлось оставить Чуе, карточку «Тиградком» отобрали люды, а грязные брюки с бурыми пятнами на бедрах выглядели слишком подозрительно на фоне чистой одежды москвичей. Кроме того, действие наркотика должно было скоро закончиться, а без новой дозы наемник мог просто потерять сознание.
Сориентировавшись, Кортес улыбнулся и облегченно вздохнул: недалеко от станции метро, через которую он выбрался на поверхность, блестели на ярком утреннем солнце зеркальные витрины супермаркета Гильдии — крупнейшей торговой сети Тайного Города. Там можно было найти все, что требовалось. Официально торговые, площади супермаркета занимали только первый этаж огромного сталинского дома на Большой Лубянке и предлагали покупателям исключительно продукты питания. Шасы, создатели и владельцы Гильдии, постарались наполнить этот зал по самому высокому разряду. Среди огромного количества стеллажей и прилавков посетители могли найти гречневую крупу и дорогие деликатесы, живую рыбу и парное мясо, девяносто сортов мороженого и тысячу разнообразных вин. В любое время, а все супермаркеты Гильдии работали круглосуточно, в глазах рябило и от обилия ярких упаковок, и от многочисленных тележек, с которыми курсировали по залу покупатели. Торговля шла бойко, однако главные товары, предназначенные для настоящих клиентов супермаркета, находились на втором и третьем этажах, подняться на которые можно было только на специальном лифте. Именно там шасы делали основной оборот.
Не обращая внимания на удивленные взгляды, которыми провожали его грязную одежду блуждающие по торговому залу домохозяйки, Кортес прошел в дальний конец супермаркета, открыл неприметную дверь без надписи и оказался в небольшом холле, куда выходили двери лифта. Сидящий за низеньким столиком сонный охранник поднял глаза и безразлично сообщил:
— Это служебный вход. Пожалуйста, вернитесь в торговый зал.
— Мне нужно на третий этаж, — буркнул Кортес. — К Биджару.
Биджар Хамзи был управляющим супермаркетом и вообще известным в городе шасом.
— Значит, вы знаете, что делать, — охранник кивнул головой на магнитный замок у дверей лифта. — Где ваша карточка?
— Я ее потерял, — признался Кортес. — Давай проведем идентификацию по отпечаткам пальцев, а? Ты же видишь, что у меня проблемы.
— Проблемы, проблемы, — проворчал охранник, нехотя поднимаясь со своего кресла, — вечно у челов какие-то проблемы.
Судя по сварливости, он был чудом из ложи Горностая. Вытащив из небольшого шкафчика портативный прибор приятного темно-синего цвета, охранник поставил его на стол и щелкнул переключателем:
— Сунь руку и назови себя.
Кортес вложил правую руку в прорезь прибора, подставил глаз под тонкий лучик, вырвавшийся из объектива на верхней крышке прибора, и представился:
— Кортес, наемник, человек.
На панели замигал зеленый диод. Охранник вытащил из кармана карточку «Тиградком» и вставил ее в замок, дверцы лифта бесшумно разошлись.
На третьем этаже грязного и угрюмого наемника ожидал Биджар Хамзи:
— Кортес, дорогой, рад тебя снова видеть!
Наемник окинул взглядом элегантный костюм шаса, почувствовал легкий аромат дорогого одеколона и, молча взяв у подоспевшего официанта бокал, сделал маленький глоток коньяка. По телу разлилось приятное тепло.
Отделка третьего этажа разительно отличалась от стандартно безликих нижних торговых площадей. Мягкие, приглушенные тона, тонкий запах дорогого кофе и роскошные диваны, на которых так хорошо обсуждалась с менеджерами супермаркета желаемая покупка, превращали супермаркет в элитный салон. Владельцы Гильдии создали все условия, чтобы клиенту было легко и приятно расставаться со своими деньгами. А за деньги шасы могли предложить все, что угодно. В супермаркете можно было найти роскошную одежду и ювелирные изделия, самое современное оружие и военную амуницию, медицинские препараты эрлийцев и снадобья колдуний Зеленого Дома, любые документы (подлинность гарантировалась полиграфической компанией «Шась-Принт») и любой автомобиль с подземной стоянки в этом же здании. Гильдия занималась всем, что приносило прибыль.
Кортес допил коньяк и блаженно вздохнул:
— Хорошо.
— Ты выглядишь удивительно погано, — сообщил Хамзи, внимательно разглядывая наемника.
— Спасибо, Биджар, ты всегда был честен.
— Честен? Не надо меня оскорблять, Кортес. Что у тебя случилось? Попал в тяжелую переделку?
— Устроился на тяжелую работу.
— Понимаю, — управляющий кивнул на телевизионный экран, мягко урчащий на стене. — В последние два дня мои сотрудники не пропускают выпуски новостей.
— А я не видел ни одного.
Кортес подошел к телевизору и прислушался. «...ночной переполох в Зеленом Доме выглядит еще более угрожающе, если проанализировать предшествующие события: штурм Замка, повсеместную охоту за Красными Шапками и, наконец, подозрительное молчание Темного Двора. Пресс-служба Великого Дома Навь отказывается от комментариев, а комиссар Сантьяга совершает многочисленные вояжи по Тайному Городу. Его видели в Замке и, по непроверенным пока сведениям, в Зеленом Доме. Что это значит? На что нацелены усилия Темного Двора? Не он ли стоит за текущим кризисом? Ответов до сих пор нет, а между тем паника в городе нарастает. Буквально несколько минут и назад нам стало известно, что Птиций, управляющий популярным клубом „Ящеррица“, отправляется в отпуск „по состоянию здоровья“. Лечиться, разумеется, он будет вдали от Тайного Города. Концы известны поразительной способностью предчувствовать неприятности. Так что, возможно, скоро нам всем придется последовать примеру предусмотрительного Птиция...»
— Бред, — буркнул Кортес. — Репортеры «Тиград-кома» обожают преувеличения.
— Возможно, — улыбнулся Биджар. — Я больше доверяю хванам.
— Я тоже.
— Ночью приходили двое, им нужны были билеты в Нью-Йорк. Сказали, что в «Ящеррице» на их глазах люды повязали наемников-челов. Я, разумеется, поинтересовался, не знают ли они этих челов. Информация никогда не бывает лишней...
— Кстати, я потерял свою карточку, — перебил Биджара Кортес.
— Тебе уже выписали новую, — шас махнул рукой в сторону стойки «Тиградком». — Темный Двор подтвердил неограниченный кредит. Как ты смог раскрутить Сантьягу на такую щедрость?
— Профессиональная тайна.
— Я позвоню в Зеленый Дом и предупрежу, что на твою старую карточку они могут не рассчитывать.
— Биджар, — устало произнес наемник, — ты же понимаешь, что я ничего тебе не скажу, отстань.
— Понимаешь, не понимаешь... — слегка обиженно проворчал Хамзи, у которого любопытство стояло на втором месте после жадности. — Что я могу для тебя сделать?
Официант поднес клиенту супермаркета новый бокал.
— Для начала... — Кортес огляделся в поисках дивана.
— Извини, что не предлагаю присесть, но в таком виде ты испачкаешь обивку.
О бережливости шасов слагались легенды.
— Тогда мне надо переодеться.
— И помыться не мешало бы, — Биджар вытащил из кармана надушенный платочек и помахал им перед собой, — моя комната отдыха в твоем полном распоряжении. Пока ты будешь приводить себя в порядок, продавцы подберут одежду. Размер не изменился?
— Нет.
— Телефон?
— Обязательно, с тем же номером.
— Не проблема. Мы позвоним в ОТС, отключим старую трубу и переведем ее номер на новую. Какое оружие?
— «Гюрзу», наплечную кобуру и запасную обойму.
— Значит, легкая ветровка сверху, — пробубнил себе под нос менеджер.
Он кинул быстрый взгляд на зрачки наемника:
— Ты колол стимуляторы?
— Да, меня не совсем вылечили.
— Три дозы хватит?
— Одну прямо сейчас.
— Разумеется. Я ничего не упустил?
— Автомобиль.
— Напрокат? — оживился шас.
— Я лучше куплю его. — Брать у шасов что-либо в аренду было форменным идиотизмом. — Что у тебя есть под рукой? Я не могу ждать.
— «Мустанг», два «Бумера» и «Круизер».
— Я возьму джип, — решил Кортес. — Сделайте мне полицейский жетон, новый бумажник и вложите туда немного наличных.
— Тебе сказать сумму счета? — поинтересовался Биджар, заканчивая подсчеты в блокноте.
— Я себя и так неважно чувствую, — буркнул наемник, — а потом, мне плевать.
— Понимаю.
— Я пошел мыться, а через двадцать минут должен уехать.
— Считай, что ты уже уехал.
Покидая на новеньком джипе супермаркет Гильдии, Кортес был уверен, что задача, поставленная Сантьягой, не вызовет у него особых проблем. Под мышкой уютно устроилась «гюрза», во рту снова был запрятан искусственный зуб, а в бумажнике лежали деньги, карточка «Тиградком» и в меру потертый полицейский жетон. Наемник был готов к любым неожиданностям.
Поиски Юшлакова он начал со студии. Аккуратно вскрыв железную дверь и убедившись, что фотографа там нет, Кортес поехал в Олимпийскую деревню, на квартиру Юшлакова. Там повезло больше — около подъезда стояла принадлежавшая фотографу подержанная «девятка». Поставив джип так, чтобы перекрыть ей выезд, Кортес поднялся на нужный этаж.
— Александр Геннадьевич дома? — поинтересовался он у открывшей дверь крашеной блондинки лет тридцати в легкомысленном бело-голубом халатике.
— А вы кто? — выпятив нижнюю губу, спросила женщина.
— Друг, — сообщил Кортес и, отодвинув ее с дороги, прошел в прихожую. — Он дома?
Квартира фотографа пребывала в средней стадии запущенности. Выцветшие обои, в меру ободранная мебель и календарь с полуголыми девицами на стене ясно показывали, что помещение взято в аренду и Юшлаков не собирается вкладывать в него деньги. Пахло пылью и какой-то едой.
— Ты кто такой? — выскочивший из кухни потный субъект в потрепанных тренировочных и засаленной майке изо всех сил старался выглядеть грозно. — Чего надо?
— Гражданин Юшлаков? — лениво растягивая слова, спросил Кортес, глядя поверх головы субъекта. Это было несложно, поскольку Алик доходил наемнику разве что до плеча.
— Да, а в чем дело?
Кортес лениво помахал перед собой полицейским жетоном:
— В вашей студии, Александр Геннадьевич, обнаружен труп находящегося в розыске опасного уголовника. Собирайтесь, поедем на Плющиху.
— Но я здесь ни при чем, — растерялся Юшлаков.
— Возможно, но поехать придется. Мой автомобиль внизу.
— Что ему надо, Алик?! — В комнату ворвалась разъяренная блондинка. — Я немедленно звоню в полицию.
Кортес демонстративно зевнул.
— Это и есть полиция, дорогая, — поморщился фотограф и подобострастно взглянул на наемника. — Я могу одеться?
— Конечно, — Кортес вытащил из кармана зубочистку, — я подожду.
— Спасибо, — Юшлаков торопливо прошел в спальню. — Лена, где мои джинсы?
— Под диваном! — крикнула в ответ блондинка и томно посмотрела на Кортеса. — Выпьете что-нибудь, полицейский?
— Я за рулем, — буркнул наемник, тщательно ощупывая ее взглядом. — Давно в Москве?
— Два года, — Лена была опытной дамой, но цинично изучающий взгляд Кортеса она не выдержала и нервно затеребила подол халатика.
— И чем занимаетесь?
— Я — модель, — с вызовом ответила женщина.
— Профессия или хобби?
— Профессия, — отпарировала блондинка, — а вам надо быть повежливее, э-э...
— Капитан.
— Вам надо быть повежливее, капитан.
Блондинка подошла к мини-бару и, приняв соблазнительную, как ей казалось, позу, налила себе шампанского из давно открытой бутылки.
— Все мужчины такие грубияны, — в ее голосе вновь появились томные нотки. — Я думаю, это признак силы. Мне нравятся сильные мужчины, капитан.
Она пригубила вино, оставив на ободке бокала ярко-красный след помады, и улыбнулась Кортесу.
— А документы у вас в порядке? — поинтересовался наемник, продолжая ковыряться в зубах. — Приводы были? Например, за проституцию?
Профессиональная модель фыркнула и выкатилась в прихожую.
— Я готов, — в комнату вернулся Юшлаков. — Милая, я скоро буду.
Милая не ответила.
Уже на улице, увидев «Круизер» наемника, фотограф остановился и, недоверчиво глядя на Кортеса, настороженно протянул:
— Хорошая машина.
— Обычная, господин Юшлаков, обычная, — успокоительно произнес наемник. — Тормоз, руль, четыре колеса, фары.
— Оперативная, — догадался фотограф.
— Нет, личная, — честно признался Кортес и слегка, словно невзначай, коснулся пальцами его шеи.
На прощанье Биджар предлагал купить аэрозольный баллончик с «пылью морфея», превосходным средством обездвижения, которое эрлийцы использовали в качестве анестезии, но наемник отказался. В вопросах обращения с людьми Кортес доверял только своим профессиональным навыкам.
Подхватив бесчувственного фотографа под мышки, наемник запихнул его на заднее сиденье джипа, уселся за руль и неторопливо вывел машину со двора.


Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:35 AM | Сообщение # 34
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
* * *
Московское полицейское управление
Москва, улица Петровка, 28 июля, среда, 10:54

Последние полчаса корниловцы откровенно бездельничали. Васькин вяло перебирал бумажки, изредка поглядывая на потягивающего кофе Шустова, а утонувший в кресле майор внимательно изучал доставленные из архива документы.
Их было немного, все, что успели найти за полчаса, но девушки обещали, что к вечеру будет больше — необъяснимого в Москве, как выяснилось, хватало.
«В ночь на двадцать седьмое июля из полицейского хранилища похищены вещественные доказательства, собранные на месте крупной перестрелки на Ленинском проспекте. В ту же ночь из морга управления исчезли привезенные оттуда же тела. Комендант здания не смог объяснить произошедшее, проводится внутреннее расследование».
Этот случай уже попал в разряд странных.
«Восьмое февраля. Потерпевший Федорчук И.Г., лесник, сообщил, что на одной из аллей Лосиного острова подвергся нападению неизвестного чудовища, отдаленно напоминающего женщину. Доказательством нападения явились три рваные раны на спине потерпевшего. Выехавшая на место предполагаемого происшествия патрульная группа не обнаружила ничего подозрительного. Фоторобот, составленный со слов Федорчука И.Г., вызвал недоверие экспертов, однако потерпевший продолжал настаивать на факте нападения и даже согласился пройти судебно-психиатрическую экспертизу. В настоящий момент Федорчук И. Г. перешел на работу в Подольское лесное хозяйство. Дело не закрыто».
Следующий случай был самым простым и печальным. В Коптевский полицейский участок обратилась гражданка Шишкина А.А., 1931 года рождения, заявив, что опознала на улице свою соседку, проживавшую с ней в коммунальной квартире с 1956 года и благополучно скончавшуюся в 1970 году. При этом соседка ничуть не изменилась внешне, хотя, по всем расчетам, должна была или гнить в могиле, или быть такой же морщинистой и скрюченной артритом каргой, как сама заявительница.
«К счастью, мы живем очень долго», — вспомнил Корнилов слова Сантьяги.
В участке заявление Шишкиной А.А., разумеется, не приняли, но старушка начала войну на два фронта: с одной стороны, бомбардировала полицейское начальство бесконечными жалобами, с другой, отравляла жизнь выслеженной жертве, то называя ее «ведьмой», то умоляя поделиться секретом вечной молодости. В настоящее время Шишкина А.А. находилась на принудительном лечении, и Андрею стало жаль несчастную старуху.
Сонное настроение корниловцев разогнал зазвонивший телефон. Сергей рывком схватил трубку:
— Капитан Шустов.
— У нас изменения, — сообщил следящий за передвижениями фотографа оперативник. — Юшлакова увозят.
— Он в порядке?
— Без сознания на заднем сиденье. Что делать?
— Подожди минуту, — Сергей повернулся к Корнилову. — Фотографа похитили.
— Отлично, — майор неспешно погасил сигарету и выбрался из кресла, — пусть продолжают наблюдение и ни во что не вмешиваются. Мы едем.

* * *
Москва, улица Большая Молчановка, 28 июля, среда, 11:11

Убедившись, что Секира привез похищенных девушек именно в этот дом, комиссар немедленно обзвонил союзников и занял позицию напротив служебного входа. Он не сомневался, что развязка близка.
Первым приехал Мечеслав. Поставив «Сааб» вплотную к «Ягуару» Сантьяги, барон выбрался из машины, угрюмо поздоровался с навом и уже хотел о чем-то спросить, но комиссар оказался проворнее:
— Как прошел Большой Королевский Совет? Надеюсь, у ее величества не было проблем?
— Внезапная смерть Ярославы оказалась очень кстати, — нехотя проворчал люд. — Баронов убедили, что снижение мощности Источника вызвано естественными причинами, а выступление Красных Шапок — не более чем идиотская выходка, свойственная этой семье. Королева Всеслава по-прежнему возглавляет Зеленый Дом.
— Вот и славно.
— Э-э... Сантьяга, надеюсь, что слух о возвращении Вестника не просочится в Тайный Город?
— Я помню договоренности, барон. Помимо заинтересованных лиц, о Любомире известно только фюрерам Красных Шапок, а их мы нейтрализуем.
Барон удовлетворенно хмыкнул.
Делегация чудов оказалась куда более внушительной. Из двух бордовых «Линкольнов», подъехавших через пару минут, на улицу высыпали четверо рыцарей-мстителей, включая жаждущего отличиться Бамбарду, два узурпатора, молчаливых и почти неуправляемых убийц, с пылающими алыми глазами, два командора — воины в боевых шлемах, с длинными посохами в руках и, наконец, сам Франц де Гир, мастер войны в полном боевом облачении. Длинные рыжие волосы капитана были распущены, темно-красный камзол перехвачен кожаным поясом с обязательной пряжкой, а широкая цепь мастера войны блестела на солнце. В правой руке, защищенной кольчужным рукавом и стальной перчаткой, Франц сжимал сложный посох, а на левой, открытой до локтевого сустава, чернели магические татуировки. Воинственные чуды облачились в классические одежды боевых магов, и Сантьяга порадовался, что накрыл место встречи мороком.
Не здороваясь, капитан окинул взором громадное офисное здание, нависшее над Новым Арбатом, и недоверчиво поинтересовался:
— Ты уверен, что он здесь? Вряд ли люд устроит логово в бетонной коробке.
— Поверьте, Вестник здесь, — спокойно ответил Сантьяга, небрежно облокачиваясь на «Ягуар». — Внутри мой наемник.
— Где именно внутри? — спросил Мечеслав.
— Сейчас узнаем, — нав вытащил из кармана пиджака золотой медальон с изображением грызущей орехи белки и, раскрыв его, осторожно извлек волосок.
— Удаленный поиск? — полувопросительно-полуутвердительно произнес де Гир.
Нав молча кивнул.
— А Любомир не засечет?
— Нет. Всплеск энергии будет минимальным и очень непродолжительным.
Сантьяга тихо, почти беззвучно прошептал короткое заклинание и чиркнул зажигалкой. Волос стремительно вспыхнул, оставив после себя маленькое темно-серое облачко. Продолжая что-то шептать, Сантьяга пристально всмотрелся в него.
— Ну что? — нетерпеливо прошептав Мечеслав.
— Последний этаж. — Облако растаяло, и комиссар обернулся к союзникам. — Координаты точные.
— Идем, — барон сделал решительный шаг вперед, — Вестник в наших руках.
— Чуточку терпения, мой друг. — Сантьяга перевел взгляд на де Гира. — Капитан, выясните, пожалуйста, подробности о двух последних этажах. Будет замечательно, если вам удастся раздобыть их план. Мне же, с вашего позволения, надо позвонить.
Барон тяжело вздохнул, но спорить с навом не стал. Комиссар отошел в сторону и вытащил мобильный телефон:
— Мы на месте, князь, прошу вас, будьте готовы.
— Хорошая работа, Сантьяга.
— Благодарю вас, князь.
Нав спрятал телефон в карман, оглянулся и подошел к де Гиру, расстелившему на капоте «Линкольна» схему.
— План верхних этажей, — пояснил чуд. — Местная охрана подарила.
— Что мы знаем?
— Полгода назад два последних этажа сняла какая-то фирма. С тех пор туда никого не пускают.
— Все сходится, — покивал головой нав, глядя на схему. — Наверх ведут два пути: маршевая лестница и грузовой лифт.
— Лифт заблокирован, — грустно улыбнулся де Гир, — остается только лестница.
— Да что там думать, — вспылил Мечеслав, — врываемся и режем всех.
— На предпоследнем этаже, скорее всего, охрана, — прищурился комиссар, — мы потеряем темп.
— Да наплевать! — рявкнул люд. — Надолго нас Красные Шапки не задержат.
— Не забудьте, уважаемый барон, что Любомир — сильный колдун, — негромко возразил Сантьяга. — Если мы позволим ему перехватить инициативу, у нас будут неприятности. Удар должен быть стремительным, направленным непосредственно на колдуна. А охрану необходимо изолировать, чтобы не путалась под ногами.
— Может, через крышу? — задумчиво спросил де Гир.
— Никогда не шел по откровенно легкому пути, — признался нав, — слишком уж это напоминает ловушку.
— Пожалуй, — согласился чуд и посмотрел на комиссара, — ты ведь уже все придумал.
— Я могу сделать портал на последний этаж, — скромно заявил Сантьяга.
— Что же ты молчал? — с энтузиазмом воскликнул де Гир. — Это же все решает.
— Не все, — с сожалением вздохнул нав. — Большой портал потребует много времени и сил. Колдун успеет нас засечь и атакует первым. Я сделаю быстрый переход, максимум на двоих.
— С тобой пойду я, — резко выдохнул Мечеслав. — Не спорь, де Гир, это личное.
— О'кей, — поднял ладони капитан, — а мы?
— Вы прорываетесь по лестнице, — пожал плечами Сантьяга, — и ликвидируете охрану.
Чуд задрал голову:
— Двадцать пять этажей пешком?
— Мы вас подождем, — успокоил его комиссар. — Необходимо ударить одновременно, поэтому, как будете готовы, звоните.
— Понял.
Сантьяга оглянулся:
— А вот и последний штрих.
Союзники уставились на подъехавший «Круизер».
— Что это? — спросил Мечеслав.
— Не что, а кто, — поправил его нав, — мой друг.
Он крепко пожал руку вышедшему из джипа Кортесу.
— Вы привезли фотографа?
— Привез.
— Надеюсь, он жив? — нахмурился Сантьяга, озабоченно разглядывая полулежащего на заднем сиденье Юшлакова. — Мы договаривались, что вы не станете его убивать.
— Все в порядке, — заверил наемник, — он просто спит.
— Замечательно. Полиция за вами следила?
— От самого дома, — улыбнулся Кортес, — я от них не отрывался.
— Правильно, — Сантьяга внимательно посмотрел на человека. — Де Гир доставит фотографа наверх. Вы пойдете с ним?
Кортес задумчиво почесал кончик носа.
— Яна там?
— Там.
— Тогда пойду.
— Капитан, — Сантьяга повернулся к чуду, — позвольте вам представить моего друга Кортеса.


Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:36 AM | Сообщение # 35
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
* * *
Резиденция Вестника
Москва, улица Новый Арбат, 28 июля, среда, 11:15

— Чрезвычайное происшествие в Москве. Несколько минут назад неизвестный террорист сообщил по телефону о заложенной на Киевском вокзале бомбе огромной разрушительной силы. В настоящее время спецподразделение управления полиции оцепило вокзал и проверяет здание, включая содержимое всех ячеек камеры хранения...
Голос был тонкий и противный. Он визгливым сверлом проникал в мозг, причиняя почти физическую боль. Откуда взялся этот голос? Последнее, что помнил Артем, была Лана. Прекрасная, обворожительная Лана. Кажется, она дунула ему в лицо каким-то порошком. Или поцеловала? Нет, целовала она его раньше, губы еще хранили горький вкус ее ласк, и Артем с ужасом вспомнил, что рассказал обольстительнице все. И даже отдал Амулет.
— Хватит ерундой заниматься, — донесся раздраженный мужской голос, и тонкий голос затих. — Когда он придет в себя?
— Скоро.
Приятный глубокий голос принадлежал Лане.
— Когда скоро?
— Он уже притворяется.
Артем нехотя открыл глаза.
— Как ты себя чувствуешь? — заботливо спросила девушка.
— Отвратительно.
Голова буквально раскалывалась на части.
— Попей. — Лана поднесла к губам Артема чашку, он с наслаждением сделал большой глоток ледяной родниковой воды и огляделся.
Артем сидел в резном деревянном кресле с прямой неудобной спинкой, не был связан или скован, рядом с ним в точно таком же кресле, соблазнительно закинув ноги на подлокотник, расположилась девушка. Ее огромные изумрудные глаза весело поблескивали в колеблющемся свете факелов. Большую часть комнаты, в которой они находились, занимал массивный деревянный стол, заставленный какими-то колбочками, ретортами, и фолиантами и прочей пыльной дрянью. В дальнем углу стояла маленькая жаровня, а все стены были обильно увешаны полками с подозрительного вида горшочками и скляночками, наполнявшими комнату густым малоприятным запахом. Маленький светловолосый колдун с насмешливыми ярко-зелеными глазами участливо смотрел на Артема из огромного кресла, стоящего во главе стола, и зябко кутался в белый шерстяной балахон, хотя в помещении было довольно жарко. Вся его фигура излучала скромное торжество победителя.
— Долго же я за тобой гонялся, паренек.
— Меня зовут Артем. И хочу предупредить, что у меня есть влиятельные друзья.
Светловолосый с пониманием улыбнулся и представился:
— Любомир, но некоторые предпочитают называть меня Вестником. Тебе лучше?
— Еще не знаю.
Голова у Артема заболела еще сильнее, ее словно кололи тысячами маленьких иголочек.
— Какие нежности, — фыркнула Лана. — Зачем он тебе, Вестник?
Вопрос был странный, учитывая, что фея знала всю подноготную, но Артем решил промолчать.
— Зачем? — медленно повторил колдун. — Он похитил кое-что ценное.
— У тебя?
— Конечно же, нет. У моих слуг.
— Ах, у Красных Шапок! Зачем ты вообще с ними связался? Ты же Вестник!
— Не твое дело, фея, — с тихой угрозой произнес Любомир.
Лана передернула плечами:
— Зеленый Дом послушает тебя.
— Я не нуждаюсь в услугах Зеленого Дома. Он меня предал.
— Но люды даже не знали...
— Этот вопрос не обсуждается, фея. Сиди тихо и моли Спящего, чтобы я обошелся с тобой по-доброму. Не так, как этого заслуживают зеленые ведьмы.
Девушка явно не ожидала подобной агрессии. Она убрала ноги с подлокотника и нервно затеребила подол набедренной повязки:
— Я думала, что ты обрадуешься. Ты нужен нам. Вестник, мы ждали тебя...
— Сказать тебе, что я вижу? — колдун вскочил с кресла и вплотную приблизился к Лане. — Ты просто испугалась, маленькая тварь. Ты была среди тех, кто изгонял меня, спасая свою власть, жаждал моей смерти, а сейчас, предчувствуя свою собственную гибель, падает на колени! Где ты была, когда я умирал в одиночестве? Веселилась на королевских балах? Отдавалась пьяным воеводам и толстым баронам? С кем ты путалась, Всеслава, когда я дрожал от холода?
— Я...
— Молчи, дрянь! — громкая пощечина заставила фею замолчать. — Ты не спрячешься от меня, Всеслава, не обманешь меня!!
Сердце Вестника тяжело забилось, и Лана, и Артем услышали его. Пронзительным холодом повеяло от этого дикого биения.
— Ты просчиталась, Всеслава. Псор!
Из-за маленькой железной дверцы, спрятавшейся среди многочисленных полок и шкафов, выбралось странное невозмутимое существо в широкой белой рубахе.
— Псор, присмотри за ней.
Существо кивнуло и, подойдя к девушке сзади, набросило ей на шею тонкую удавку. Колдун заметно успокоился:
— Я подумаю, как поступить с тобой, Лана.
— Мерзавец!
Ответом стали пощечины. Любомир с видимым наслаждением нанес три звонких удара и сделал шаг назад. На щеках феи пылали алые пятна.
— Сиди и молчи, маленькая тварь.
Ярко-зеленые глаза колдуна переместились на Артема:
— Теперь займемся тобой. Ты понимаешь, что здесь происходит, чел?
— Нет. Но пока ты разбирался с этой... девушкой, мне было гораздо спокойнее.
— Не сомневаюсь, — усмехнулся Любомир. — Амулет у тебя?
Артем неожиданно понял, что Лана не отдала Вестнику Источник и даже не упомянула о нем. Почему? Что она задумала? Артем заставил себя выдержать взгляд колдуна и поинтересовался:
— А разве ты не читаешь мысли?
Любомир нахмурился:
— Читаю, но кто-то очень профессионально защитил твой мозг от сканирования. Он недоступен даже для меня.
— То есть ты не можешь копаться в моей памяти?
— Совершенно верно.
— Я не знаю, кто это сделал, но я ему благодарен.
— Не спеши, — колдун улыбнулся. — Твой мозг защитили, но память не стерли.
Артем быстренько прокрутил в голове последние события и кивнул:
— Это так.
— И если ты сам захочешь, то сможешь мне все рассказать.
Грустный оборот.
— А если я не захочу?
— Тогда мне придется тебя убедить.
К правой ноге Любомира подкатил невысокий столик с разложенными на нем блестящими инструментами. Скальпели, ланцеты, крючки... Артема замутило.
— Времени у меня немного. — Колдун был почти печален. — Но подумать я тебе позволю.
— Спасибо.
— Не стоит. Подумай пока вот над чем, — Любомир медленно перебирал лежащие на столике тонкие хищные инструменты, — ты оказался в эпицентре борьбы за власть и пока, вольно или невольно, способствовал моим врагам, но я не злопамятен. Лично мне ты ничего плохого не сделал. Да и вряд ли сможешь. Поэтому мы можем договориться.
— А как к этому отнесутся твои друзья?
— Красные Шапки? В отношении их я предпочитаю слово «слуги».
— Они не вызывают доверия.
— Допускаю, но те, кого ты считаешь своими друзьями, лгут и убивают ничуть не меньше. Меня хотят убить с тех пор, как я родился. Я — Вестник. Мне по праву принадлежит корона Зеленого Дома, а вместо этого я вынужден якшаться с Красными Шапками, идти против всех Великих Домов. Но скоро этому наступит конец. — Колдун возбужденно прошелся по кабинету. — Я свергну Темный Двор, получу власть над Тайным Городом и вплотную займусь всей планетой. Никто не сможет меня остановить, а те, кто будет со мной, получат щедрую награду. Хочешь быть наместником Западного полушария?
— А ты будешь императором?
— Не все ли равно? Титулы меня не волнуют. Я буду главным.
— А как насчет правительств, армий и ядерных бомб?
— Поверь, это мелочь, — вздохнул колдун. — Никто не сможет бороться против меня. Слишком высоко мое могущество и единственная помеха — Темный Двор. — Сильная помеха.
— Не рассчитывай, что навы тебе помогут. Они даже не знают о нашем местонахождении.
— Не стоит недооценивать Темный Двор.
— Пожалуй, — подумав, согласился колдун, — но даже если нас найдут, проникнуть сюда будет крайне затруднительно. Мы на последнем этаже, через крышу они нас не достанут, а внизу полно охраны, которая сумеет встретить любых гостей.
— Это Красные Шапки, что ли?
Пламенная речь разогрела колдуна, и он не обратил внимания на слова Артема. Зеленые глаза коротышки лихорадочно блестели, плечи расправились, и он стал похож на возбужденного хомячка.
— Мы в полной безопасности! До победы остались считанные часы, так что постарайся не ошибиться.
Смысл в его словах был. Артем поймал себя на мысли, что не хотел бы встретить спасательную команду подвешенным на дыбе. Да и предложение вроде серьезное...
— Значит, наместник Западного полушария?
— Автономия у тебя будет самая широкая, что открывает широчайшие вдзможности! Каждое твое слово — закон, каждый жест — приказ, тысячи подданных готовы умереть ради тебя, — колдун шумно втянул в себя воздух. — И это будет!
Голову Артема стянуло скромной вице-королевской короной, а на горизонте замаячил небольшой, но крайне комфортабельный дворец.
Артем стряхнул с себя оцепенение:
— Заманчиво.
— Считай, что тебе повезло, — колдун похлопал его по плечу. — Сумей воспользоваться своим шансом.


Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:37 AM | Сообщение # 36
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
* * *
Москва, улица Большая Молчановка, 28 июля, среда, 11:18

— Ты уверен, что мы ничего не путаем? — шепотом осведомился Шустов у Корнилова. — Странно все это выглядит.
Джип, в котором увезли Юшлакова, некоторое время петлял по городу, пока не заехал на маленькую неприметную улочку, над которой высилась корявая громада офисного здания. В тени этого бетонного чудовища вокруг нескольких дорогих иномарок скопилось десятка полтора пожилых теток в цветастых платках и ситцевых платьях. Бабули что-то бурно обсуждали и были похожи на обычных торговок, закончивших рабочий день на ближайшем рынке. К ним-то и присоединился вышедший из джипа широкоплечий здоровяк, зачем-то нацепивший на глаз темный монокль. Юшлаков остался в автомобиле и не подавал признаков жизни. Полицейские следили за событиями из служебной «Волги», припаркованной метрах в ста от джипа.
— Может, фотографа убили? — предположил Васькин.
— Вряд ли он бы стал разъезжать по городу с трупом на заднем сиденье, — хмуро ответил Корнилов. — Он выглядит здоровым, но не тупым.
Дальнейшие события подтвердили слова майора. Тетки пришли к какому-то решению и разошлись. Верзила вытащил фотографа из джипа, привел его в чувство с помощью нескольких пощечин и потащил к подъезду здания, куда направилась большая часть теток. Две бабки остались в переулке.
— Владик, вызывай спецназ, — приказал майор, — одним нам здесь не справиться.
— Ты что, смеешься? — удивился Шустов, но, перехватив резкий взгляд майора, тут же замолчал.
— Как только приедет спецназ — начинаем штурм.


Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:38 AM | Сообщение # 37
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
Глава 18
Резиденция Вестника
Москва, улица Новый Арбат, 28 июля, среда, 11:27

— Сегодня в полночь здесь, в казино «Реактивная куропатка», пройдет финал чемпионата Тайного Города по элементарному покеру. Напомню, что главный приз разыграют четыре ведущих игрока: известный журналист Карим Томба, барон Святополк, повелитель Перовского домена, вице-президент «Тиградкома» Егор Бесяев и чемпион прошлого года Бонций Чейз, управляющий «Реактивной Куропаткой». — Симпатичная девушка медленно прошла по роскошному залу и остановилась у карточного стола. — По окончании игры состоится банкет в честь победителя. Для получения приглашения наберите на пульте своего телевизора комбинацию 777-529.
На экране высветились шесть цифр и надпись: «Услуга платная».
— Я поставил на Бонция, — сообщил уйбуй Задира, ковыряясь кинжалом в зубах. — Он в прекрасной форме, две недели назад обыграл «Корону» на двести тысяч.
— А Томба раздел хванов в «Реактивной Куропатке», — вступился за своего протеже уйбуй Копыто. — Между прочим, даже Бонций не рискует садиться с ними за стол.
— Ты бы еще на Бесяева поставил, на чела, — Презрительно ответил Задира Дурич. — С вас, шепелявых, станется!
Копыто Шибзич ощерился и неуверенно потянулся за пистолетом.
— Хватит в телевизор пялиться, пистон вам в уши! — Секира щелкнул пультом и мрачно посмотрел на сидящего за столом Кувалду. — Ты когда уедешь? Сейчас мои ребята дежурят.
— Когфа Любомир скажет, — лениво ответил одноглазый, отхлебнув из фляжки. — Мне тоже зфесь не в рафость сифеть.
— Любомир, Любомир, — проворчал Секира. — У него мания преследования началась, пистон мне в ухо. Охрану удвоили, лифт заблокировали, а для чего, спрашивается, на крышу десять тонн щебня приволокли? Точно говорю, спятил наш колдун, пистон мне в ухо.
Секира замолчал, выжидательно глядя на одноглазого. Простые охранники тихо расползлись по углам, подальше от фюреров. Одноглазый благоразумно молчал.
— Чела какого-то приволок, да еще эту фею, Лану, — продолжил Дурич, — Кто знает, о чем он с ней договаривается? Может, он собрался вернуться в Зеленый Дом, а нас бросить?
Секире очень хотелось, чтобы Шибзич поддержал его крамольные мысли и выразил недоверие колдуну. Тогда одноглазого можно было бы с полным правом обвинить в предательстве и убить. Но Кувалда не поддался:
— Любомир знает, что фелает. Мы вефем опасную и сложную игру.
Секира поморщился:
— Конечно..


Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:39 AM | Сообщение # 38
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
* * *
Москва, улица Большая Молчановка, 28 июля, среда, 11:29

Едва последний рыцарь скрылся в подъезде, Мечеслав снял блейзер, расстегнул рубашку, закатал рукава и вытащил из багажника своего «Сааба» массивный боевой топор.
— Отличная штука для ближнего боя, — объяснил он комиссару. — Любомиру понравится.
— Надеюсь, — нав с любопытством потрогал пальцем широкое лезвие. Судя по иероглифам, выгравированным на металле, оружие готовили жрицы Зеленого Дома. — Вы только поаккуратнее ею размахивайте, барон, все-таки не в лесу.
— Не бойся, — покровительственно проворчал люд. — Если хочешь, у меня в запасе еще один такой же.
— Благодарю, — Сантьяга улыбнулся, и в его руке возник тонкий навский стилет, — у меня все есть.
В отличие от барона, далекого от колдовства, высший боевой маг Темного Двора мог позволить себе иметь только этот хрупкий клинок. Мечеслав вздрогнул. Так же, как тогда, в тронной зале Зеленого Дома, он не успел увидеть, откуда нав извлек свое оружие.
— Изящная вещь, — буркнул люд.
— Избирательная, — комиссар мягко провел перед собой рукой, и стилет исчез. — Насилие — это грубо. Я стремлюсь минимизировать его количество при ведении переговоров.
Люд с пониманием покачал головой:
— Крови не любишь?
— Много крови не люблю.
— А костюмчик запачкать не боишься? Выражаясь твоим языком, нам предстоят напряженные переговоры.
— Ничего страшного, — отозвался Сантьяга и, глядя на свое отражение в стекле «Сааба», поправил галстук. — У меня таких много.
— Дорогой?
— Восемь тысяч. Мне шили его на заказ в ателье Манира Турчи.
— Ну-ну, — покачал головой люд.
Манир Турчи одевал элиту Тайного Города. Красиво, но чересчур дорого. Сам барон мог себе позволить не более трех костюмов от Турчи и уж, конечно, не собирался надевать их перед дракой. Судя по всему, у Сантьяги других костюмов просто не было.
Мечеслав достал из перчаточного бокса изящную золотую коробочку и высыпал на ладонь несколько сухих листочков.
— Убой-трава? — поинтересовался комиссар.
— Ага, — барон швырнул коробочку обратно в машину и стал тщательно пережевывать листья.
Нав этого не одобрял. В отличие от золотого корня убой-трава не была запрещена в Тайном Городе, однако относилась к числу сильно действующих препаратов. Во время своего действия (от пятнадцати минут до шести часов в зависимости от дозировки) она удесятеряла силу воина, но при этом делала его поведение несколько неадекватным.
— С этим плохо не будет? — Сантьяга постучал себя пальцем по лбу.
— Не-а, — отрицательно промычал Мечеслав, — я все контролирую.
— Надеюсь, — покладисто произнес нав и вытащил из кармана зазвонивший телефон. — Франц уже наверху, пора.

— Пора делать выбор — время истекло, — Любомир тяжело посмотрел на пленника. — Что ты решил, Артем? Ты со мной?
Лана молчала, а Псор, слуга Любомира, бессмысленно пялился куда-то вдаль, Артем глубоко вздохнул:
— Как ты понимаешь, Вестник, в данной ситуации...
— Ничего ему не говори, он обманет, — неожиданно сказала Лана. — Сантьяга был прав.
— Что? — обернулся Артем.
— Что?! — встрепенулся Вестник.
— Сантьяга был прав! — громко и с каким-то отчаянным злорадством в голосе повторила девушка. — Ты не пророк, а обезумевший от крови девственник с комплексом Наполеона. Ты опоздал. Вестник, твоими методами уже ничего не добиться!
— Тогда зачем весь этот спектакль? — было видно, что Любомир ошеломлен.
— Спектакля не было, — усмехнулась Лана, — Я действительно везла тебе Артема, я действительно везла тебе Амулет, и я действительно верила, что ты — мой император. Достойный правитель Великого Дома Людь.
Фея презрительно скривилась:
— Артем сказал, что работает на Темный Двор, и я, уже подъезжая сюда, решила позвонить Сантьяге.
— И что он тебе сказал? — глухо спросил Вестник.
— Он не стал угрожать или отговаривать меня, — вздохнула Лана, — Он просто посоветовал сначала привести к тебе Артема, посмотреть на тебя, а уж потом принимать решение. Фактически комиссар спас мне жизнь. Амулет лежит в моем «Мустанге», Вестник, но тебе до него не добраться.
В воздухе перед столом появилась маленькая черная точка. Колдун отшатнулся. Точка быстро увеличилась в размерах, и через мгновение в центре комнаты плясал похожий на огромное веретено вихрь.
— Портал! — воскликнула фея. — Наконец-то!!!
Из бушующего мрака веретена появился высокий мужчина в элегантном светлом костюме.
— Сантьяга? — все еще не веря своим глазам, прошипел колдун.
— Здравствуйте, Вестник, — обаятельно улыбнулся пришелец. — Поговорим?
Любомир схватил со стола маленький деревянный жезл и очертил перед собой круг:
— Оберег!
Плотный зеленый туман окутал вихрь, сковав его стремительное движение. Раздался грохот, кто-то закричал, что-то обрушилось, здание вздрогнуло и покачнулось. Портал исчез, а на то место, где он только что был, с глухим стуком упал обрубок массивного топора.
— Теперь поговорим, нав, — ощетинился колдун. — Теперь нам никто не помешает.
— Очень хорошо, — пришелец снова улыбнулся. — Темный Двор во многом не согласен с вашими действиями, Вестник, и послал меня разобраться...

— Снесет, как пушинку, — пообещал Бамбарда, прилаживая на массивную железную дверь упаковку пластиковой взрывчатки. — Только надо отойти подальше.
Оставшись без Источника, чуды экономили магическую энергию и вышибать дверь решили простым человским способом.
Де Гир махнул рукой, и рыцари спустились на один пролет вниз.
— Зачем все это? — пискнул Юшлаков. — Зачем я здесь?
Придя в себя и обнаружив вокруг странно одетых людей, фотограф впал в вялотекущую панику. Пока его заставляли бежать, подгоняя увесистыми пинками, он молчал и лишь сейчас, слегка отдышавшись, рискнул задать мучивший его вопрос. Ответ не заставил себя ждать.
— Молчи, придурок, — покосился на него Кортес, и фотограф мгновенно подчинился. Рослого наемника он очень боялся.
— Все готовы? — последний раз огляделся Бамбарда. — Взрываю. Оглушительный грохот сотряс дом, дверь снесло, и из пролома донеслись испуганные вопли Красных Шапок.
— Вперед! — заорал вскочивший де Гир и тут же растерянно остановился.
Грохот не стихал. Он нарастал так, словно бы с верхнего этажа на них катилась могучая снежная лавина. Приближалось что-то огромное и тяжелое. Капитан прислушался.
— Что происходит? — прошептал Бамбарда.
Сверху просыпалась тоненькая струйка песка, упал камешек, а грохот все нарастал...
— Спасайся! — рявкнул Кортес и, схватив за шиворот фотографа, бросился с лестницы.
Через секунду на пролет, где только что стояли чуды, обрушилась лавина щебня и песка, надежно замуровывая дорогу наверх.


Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:40 AM | Сообщение # 39
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
Мечеслав старался держаться в шаге за Сантьягой. Барону еще не доводилось пользоваться навским порталом, и чувствовал он себя не очень уверенно. Но все оказалось просто. Как только Мечеслав вступил в темноту вихря, мощная сила мягко подхватила его и понесла куда-то вперед. Барону казалось, что он продолжает идти, только усилий для этого почти не требовалось. Необыкновенное ощущение легкости охватило люда, он рассмеялся и поудобнее перехватил топор.
— Мы ему покажем, нав! — крикнул он спине идущего впереди комиссара. — Смерть Любомиру!!
— Здравствуйте, Вестник! — ответила спина. — Поговорим?
Мечеслав вздрогнул, но, догадавшись, что нав уже вышел из портала, решительно сделал еще один последний, как ему казалось, шаг. Он выставил перед собой топор, приготовившись к схватке, и в этот момент услышал голос колдуна:
— Оберег!
Зеленый туман проник в темноту портала. Мечеслава резко тряхнуло, дернуло куда-то вниз, и барон почувствовал, что падает. Он нелепо раскинул руки, несколько раз перевернулся и громко закричал от неожиданности. Дальнейшие его вспоминания были хаотичны и неотчетливы. Барона швыряло, как пушинку, вертело во все стороны, словно в огромной центрифуге, и, когда он, наконец, судорожно откашливаясь, вывалился из портала, на него накатила плотная тяжелая дурнота. Сопротивляться ей было невозможно. Ничего не видя перед собой, Мечеслав напрягся, изогнулся всем телом, и остатки завтрака покинули его организм. Через секунду барон увидел, куда именно. Перед ним стоял растерянный Секира.
— Убью!! — проревел люд и резко взмахнул топором.
«Слишком легко», — отметил он про себя. К сожалению, барон не подозревал, что основная часть оружия осталась по ту сторону портала. Замах, достойный тяжелого топора, привел к вполне предсказуемым результатам — Мечеслав нелепо шлепнулся на пол.
— Тревога! — взвизгнул Секира, бросаясь под стол. — Люды!
Красные Шапки выхватили ружья и открыли беспорядочную, но очень азартную стрельбу в направлении барона. Помещение наполнилось пороховым дымом. Мечеслав встал на четвереньки и, спасаясь от выстрелов, врезался в стену. Удесятерившая силу убой-трава помогла ему легко, словно бумагу, пробить бетонную преграду, и барон провалился в какую-то яму.
— Тревога, тревога!!! — надрывался из-под стола Секира.
— Заткнись, — не выдержал Кувалда. — Он был офин.
Сопровождаемый уважительными взглядами Красных Шапок одноглазый храбро подошел к пролому и осторожно заглянул в шахту лифта. Откуда-то снизу доносилась ругань Мечеслава.
— Пошлем ему пофарочек, — проворчал Кувалда и бросил в пролом гранату.
Раздался взрыв, ругань стихла, но развлечение понравилось, и в шахту полетело еще несколько гранат.

— Где, где они? — кричал Васькин, тряся Корнилова за плечо. — Куда они делись?
— Прекрати истерику! — рявкнул майор. — Ты офицер или...
Владик пристыженно затих и посмотрел на Шустова. Толстяк молчал, но в его глазах читался аналогичный вопрос.
Ситуация и впрямь вырисовывалась странная. Две тетки, оставшиеся в переулке, какое-то время копошились около темно-зеленого «Сааба». Затем одна из них, та что повыше, достала спрятанный в бюстгальтере мобильный телефон, прокричала в него пару слов и сотворила посреди проезжей части небольшое темное облако. На глазах у полицейских тетки по очереди шагнули в него и исчезли. Облако растаяло, улица опустела, и Васькин взбеленился.
— Странное дело, — осторожно сказал Сергей. — Может, это гипнотизеры какие или экстрасенсы?
— Может быть, — проворчал Корнилов, — а может, циркачи из психушки сбежали.
— Ты такие случаи искал в архиве?
Ответить Андрей не успел.
— Опять, — прошептал лейтенант.
Около серебристого «Мустанга», припаркованного рядом с полицейской «Волгой», образовалось еще одно черное облако. Ошарашенные корниловцы безмолвно наблюдали, как из него спокойно вышел высокий, подтянутый мужчина в темно-синем костюме, открыл дверцу автомобиля и достал с заднего сиденья маленький черный рюкзак.
— Остановить его? — неуверенно спросил Шустов.
Корнилов отрицательно покачал головой. Мужчина закрыл дверцу, подмигнул сидящим в «Волге» полицейским и вернулся в облако, которое мгновенно растворилось в воздухе. Улица вновь опустела.
— Мы его знаем? — недоуменно покрутил головой Сергей. — Кириллыч, кому из нас он подмигнул?
— Точно не мне, — Корнилов покосился на Васькина. — Пришел в себя, студент?
— Ага, — проскулил Владик и тут же пригнулся.
В шахте лифта взорвалась первая граната.

Увидев, что Любомир занят комиссаром, Лана ловко изогнулась, и ее острый локоток врезался Псору в лицо. Маленький слуга пошатнулся. Девушка вскочила и ударила его ногой.
— Хозяин!!! — отчаянно взвизгнул Псор, но Любомиру было не до него.
Поняв, что помощи не будет, раб из всех сил вцепился в фею и вытолкнул ее в зимний сад.
— Отстань, убогий!
Лана не собиралась убивать несчастного, но Псор наступал. Его раскосые глаза горели яростным огнем, а ладошки сжались в маленькие кулачки.
— Псор, опомнись, я же тебя убью!
Лана, еще не решившая, как поступить со взбесившимся рабом, сделала шаг назад и оказалась на винтовой лестнице, ведущей куда-то вниз.
— Оберег! — донесся из кабинета голос Вестника, и защитные системы колдуна пришли в действие. Стены задрожали, пол заходил ходуном, и все здание содрогнулось. Фея почувствовала, что теряет опору, лестница исчезла из-под ног, и девушка вместе с рабом рухнули вниз. Невероятным усилием Лане удалось по-кошачьи извернуться в воздухе и приземлиться более-менее пристойно, а обезумевший Псор, до последнего тянущий к девушке маленькие ручки, упал неудачно. С коротким, сухим треском его шея сломалась, и Вестник остался совсем один.

Шум на верхнем этаже нарастал. Там явно что-то происходило, но рыдания перепуганных пленниц мешали Яне разобрать доносившиеся голоса. Девушка собралась с духом и решила — пора.
Она раскусила маленькую пластиковую ампулу, скривилась (как ей и обещал Сантьяга, раствор разрыв-травы был очень горек), но, не обращая на это внимания, осторожно, экономя смесь, смочила слюной свои кандалы и тихо потерла ими друг о друга. Раствор с шипением въелся в закаленную сталь и за несколько мгновений превратил ее в труху.
— Как тебе это удалось? — удивленно прошептала Марина, но ответа не дождалась.
Освободившись, Яна внимательно прислушалась: сквозь издаваемые пленницами звуки до нее отчетливо донеслись шаги. Кто-то подошел к винтовой лестнице.
Любомир? Девушка присела, встречи с колдуном она опасалась. И вдруг здание содрогнулось, пленницы завыли, а со стороны лестницы раздался душераздирающий визг. Что-то мягкое шлепнулось на пол.
Яна осторожно выглянула из-за колонны. На полу, на том месте, где полагалось быть лестнице, сидела белокурая женщина в легкомысленном наряде и, жалобно поскуливая, потирала ушибленное место. Яна бросилась вперед и ловко ударила блондинку ногой в висок. Женщина без чувств рухнула на пол.

— Так с чем ты пожаловал? — угрожающе поинтересовался колдун.
— Я должен удалить вам сердце, Любомир, — объяснил Сантьяга. — Сердце Вестника — большая редкость в наши дни.
— Так же, как сердце нава, — парировал колдун. — Недавно мне доставили одно.
— К счастью, оно было фальшивым, — улыбнулся комиссар. — Ваши храбрые последователи убили куклу Ортеги.
Колдун покраснел.
Перебрасываясь фразами, соперники медленно перемещались по комнате, выбирая наиболее удобное для поединка место. Любомир, держащий в руке деревянный жезл, был похож на огромную белую крысу с пронзительными ярко-зелеными глазами. По сравнению с высоким Сантьягой он выглядел настоящим карликом.
— Меня не остановить!
Нав не отвечал. Не спуская глаз с противника, он вытащил откуда-то тонкий черный стилет и, выставив его перед собой, с мягкой, хищной грацией надвигался на колдуна.
Артема они не замечали. Стараясь, чтобы так оно и продолжалось, он отступил к стене и огляделся в поисках Ланы. Но увы! Она исчезла.
— Тебе не добраться до моего сердца.
Нав остановился:
— Может быть, начнем?
— Согласен.
В этот момент Артем твердо решил принять сторону победителя.
Колдун взмахнул жезлом. Вспыхнул нестерпимо яркий свет, и в направлении нава полетели тонкие зеленые молнии. Любомир, тело которого источало зеленое сияние, виртуозно вертел жезлом, порождая все новые и новые вспышки. Сантьяга держался. Он чуть согнул в коленях ноги и плавно водил перед собой безоружной рукой, создавая плотное черное облако, в котором исчезали молнии колдуна. За его спиной угрожающе клубился густой туман.
— Я вижу, ты хорошо подготовился, нав! — насмешливо прокричал колдун. — Мрак прибавляет тебе сил. Огонь в камине вспыхнул сильнее...

— Здесь мы не пройдем, — разочарованно протянул Кортес, выглядывая на лестничную площадку. — Камень.
Дальнейшие слова наемника, возможно даже нецензурные, потонули в кашле. Пыль стояла столбом.
Чуды, которые, спасаясь от лавины, забежали на двадцать третий этаж, разочарованно загалдели. Де Гир печально посмотрел на свой белый от извести плащ и горько вздохнул. Он чувствовал себя обманутым.
— Надо пробиваться через потолок, — наемник наконец-то прокашлялся и вернул Франца к действительности. — Взрывчатка осталась?
— Есть способ получше, — проворчал мастер войны. — Подтащите стол!
Он начертил на пыльной столешнице круг, нарисовал в нем несколько причудливых рун и осторожно положил в центр маленький, изыскано ограненный рубин.
— Кабинет наверняка защищен заклятьем, — предупредил Кортес.
Мастер войны презрительно покосился на чела, но, вспомнив, что Сантьяга назвал того своим другом, свысока объяснил:
— Это «плевок дракона» — добьет до неба.
— Ну-ну.
Капитан сделал несколько шагов в сторону и, пристально глядя на рубин, негромко произнес короткое заклинание. Камень наполнился густым красным соком, немного приподнялся и стал медленно вращаться вокруг своей оси.
— Я сплю, я сплю, — прошептал Юшлаков и тут же испуганно присел под взглядом Кортеса.
Рубин ускорил свое движение и увеличился в размерах. Теперь над руническим кругом бесновался раскаленный ярко-красный шар размером с футбольный мяч. Стоящих в комнате обдало нестерпимым жаром. Де Гир взмахнул рукой, и огненный шар, успевший увеличиться в диаметре еще раза в три, с воем врезался в потолок, оставив на нем аккуратное идеально круглое отверстие, устремился еще выше, пробил все следующие перекрытия и оглушительно взорвался на свежем воздухе. Осыпанные штукатуркой чуды зачарованно наблюдали за его полетом. Первым опомнился де Гир.
— Вперед, гвардейцы! — закричал он, вскакивая на стол. — Во славу Ордена!
Ответом на его призыв был мощный поток воды, хлынувший из пролома на голову мастера войны, капитана гвардии великого магистра.
— Что это было? — растерянно пролепетал Франц, оглядывая старавшихся не засмеяться подчиненных.
Поток иссяк, превратившись сначала в тоненький грязненький ручеек, а затем в крупные капли. Пол оказался покрыт тонким слоем воды, в котором обреченно бились несколько золотых рыбок.
— Что это было? — снова повторил насквозь мокрый де Гир.
— Вода, — объяснил ему звонкий женский голос, и в проломе показалась изящная черноволосая головка. — Пролилась с последнего этажа.
— Яна!!! — завопил Кортес.
— Кортес, милый, — девушка жизнерадостно улыбнулась. — А что это за лохи с тобой?
— Я — Франц де Гир, — с достоинством сообщил чуд, пытаясь одновременно подняться в пролом и снять намокший плащ. — Капитан гвардии великого магистра.
— Очень приятно, капитан, — вежливо ответила Яна, помогая ему взобраться на следующий этаж. — Спасибо, что пришли на помощь.
— Где Любомир? — немедленно поинтересовался де Гир. — И где мы?
— Мы в тюрьме на предпоследнем этаже. Кабинет Любомира выше. Туда вела лестница, но недавно она исчезла.
— Охранники?
— Вон за той дверью. Не высовывались с начала заварухи.
— Красные Шапки?
— Ага.
Де Гир повернулся к гвардейцам:
— Разберитесь с ними.
Рыцари молча направились к комнате охраны.
— Кортес, а что с нашим другом? — Франц кивнул на фотографа.
— Он уже приехал, — буркнул наемник, приковывая своего пленника к торчащему из стены металлическому кольцу. — За вами скоро придут, Юшлаков, не скучайте.
— Так вот он какой, — Яна с презрением оглядела перепуганного Алика. — Тварь. Кстати, у меня тоже кое-что есть.
И девушка гордо продемонстрировала своим спасителям понурую Лану, на скуле которой наливался пышный фиолетовый синяк.

Когда здание перестало раскачиваться, Секира выбрался из-под стола и огляделся. Комната охраны представляла собой жалкое зрелище. Дверной проем, ведущий на лестницу, был плотно забит щебнем. Сама дверь, взорванная чудами, валялась у противоположной стены, придавив собой уйбуя Задиру. Помещение было затянуто пороховым дымом, усеяно стреляными гильзами и облагорожено огромной дырой, через которую Мечеслав провалился в шахту лифта.
— Великие Дома объефинились, — раздался голос Кувалды. — Нафо ухофить.
— Мы служим Любомиру, — прохрипел Секира, с ненавистью глядя на одноглазого, — и будем драться, пистон мне в ухо!
— Не буфь фураком, Секира, — усмехнулся фюрер Шибзичей, руки которого медленно шарили по боевому поясу. — Неужели ты и вправфу фумал, что я буфу воевать с Темным Фвором?
— Не понял.
— Какой же ты тупой! — Кувалда взмахнул ятаганом. — Чтобы стать императором Красных Шапок, не обязательно ифти с колфуном. Фостаточно просто устранить конкурентов. Сейчас мои ребята режут твоих Фуричей по всему горофу, а я — разберусь с тобой.
— Измена! — Секира затравленно огляделся, но на помощь ему никто не спешил.
Красные Шапки, которых оказалось поровну из обоих кланов, преданно глазели на фюреров, ожидая, кто из них победит.
— Тебя нафо мочить, щенок, — решительно заявил Кувалда. — Отфафим твою тупую башку Сантьяге, и он нас отпустит. Это ты убил нава.
Глухое ворчание показало, что публика благосклонно отнеслась к предложению одноглазого. Кувалда приободрился.
— За Любомиром будущее! — отпарировал Секира, выхватывая ятаган. — Он покончит с Темным Двором, а я — с тобой, пистон мне в ухо!
Зрители зааплодировали:
— Мочи его, одноглазый!
— Ставлю пятьдесят на Секиру, он моложе!
— Поддерживаю!!
Красные Шапки вытащили деньги и начали делать ставки. Составился приличный банк.
Драка разгорелась моментально. Накопившаяся в противниках ненависть друг к другу наконец-то вырвалась на свободу, и результатом схватки могла быть только смерть одного из фюреров. На меньшее никто бы не согласился. Особенно зрители, азартно поддерживающие гладиаторов.
Под громкие крики и лязг ятаганов чуды без помех взломали дверь и ворвались в комнату.
— Всем на пол!
— Лежать!
Забыв о драке, Секира повернулся к рыцарям, Кувалда же ловко взмахнул клинком, и голова молодого вождя покатилась под стол.
— Мы сфаемся, — тяжело дыша, произнес Шибзич. — Нас обманули.

Когда взрывы в шахте утихли, Мечеслав, раскачивающийся на тросах, открыл было рот, чтобы выругаться, но, подумав, сдержался. Его могли услышать и продолжить попытки покончить с ним. Вместо этого барон, стараясь не шуметь, быстро полез наверх, на последний этаж. Инцидент с охранниками заставил Мечеслава трезво взглянуть на ситуацию и сосредоточиться на первоочередных проблемах.. Ему был нужен Любомир. Около пролома он задержался и, услышав вопли и лязг оружия, злобно усмехнулся.
— Отлично, — проворчал барон, с ловкостью обезьяны приближаясь к последнему этажу. — Никто не помешает мне вырвать твое сердце, Любомир!
Шахта заканчивалась массивными металлическими дверями. Мечеслав оценил их крепость, снова усмехнулся и, качнувшись, нанес по ним сокрушительный удар.

Пока Сантьяга и Любомир, забыв обо всем, швыряли друг в друга молнии, Артем слегка успокоился. Двери лифта в противоположном углу кабинета подсказали ему самый рациональный выход — бежать. Пусть эти ненормальные выясняют отношения между собой, а когда они разберутся, он будет далеко.
Прижавшись спиной к стене, Артем медленно пробрался к дверцам и... огорченно вздохнул: из шахты доносилось чье-то шумное сопение. Все сначала. Артем поискал вокруг какое-нибудь оружие и, подхватив первое, что попалось под руки — маленькую металлическую жаровню с еле теплящимися углями, — приготовился встретить гостей. Сопение прекратилось, сменившись сначала неясным скрипом, а затем тяжелым гулким ударом. Железная дверь лифта прогнулась, но выстояла. Артем засомневался в своих силах и крепче сжал в руках жаровню. От второго удара металл порвался, как бумага, и в образовавшуюся дыру заглянула голова пришельца.
Эту скотину Артем узнал сразу. Светловолосый бандит со шрамом, который увез наемников из «Ящеррицы». Голова повернулась, и Артем с удовольствием засветил по ней жаровней. Пришелец с невнятным криком полетел обратно в шахту.
Удовлетворенный Артем отбросил свое погнувшееся оружие и повернулся к дерущимся. Сантьяге приходилось туго. Любомир вскочил на стол и, как заведенный, размахивал жезлом. Поток зеленых молний усилился, и комиссар едва успевал отбиваться от них. Туман за его спиной уже не был таким густым и казался легкой дымкой.
— Приготовься к смерти, нав! — прокричал Любомир.
— Князь, — прошептал Сантьяга. — Настало время, князь!

Полицейские ворвались в здание в бодром охотничьем запале. Они уже знали, что преступники засели на двух последних этажах, лифт безнадежно испорчен, поэтому сразу же бросились к лестнице. Первым шел спецназ во главе с Климом, за ними — сыскари, наряженные по такому случаю в казенные бронежилеты. Настроение у всех было самым что ни на есть боевым, а предстоящая операция казалась простой прогулкой. Деться злоумышленникам было некуда.
На четвертом этаже пыл немного поутих, лица покраснели, стали сосредоточенными, шуточки прекратились. Длинные и узкие пролеты заставляли всех, особенно сыскарей, беречь дыхание. На седьмом этаже остановился Шустов. Проводив недружелюбным взглядом бегущих лосями спецназовцев, он перевел дыхание и медленно побрел следом, размышляя, стоит ли сбросить тяжелый бронежилет.
Ответ он получил на девятом этаже, наткнувшись на оставленное там снаряжение Корнилова. Помимо бронежилета Шустов обнаружил пиджак и галстук. С самим майором Сергей встретился четырьмя пролетами выше. Злой как черт Корнилов мрачно перекуривал, сидя на грязном подоконнике. Отдохнув и освободившись от снаряжения Шустова, полицейские направились дальше.
На пятнадцатом этаже они догнали Васькина, который отстал от спецназа, избавился от бронежилета и теперь собирался выбрасывать личное оружие. Корниловцы пожурили лейтенанта за малодушие и с маниакальным упорством побрели наверх.
— Я умираю, — жалобно скулил Шустов, потерявший счет лестничным пролетам. — Долго это будет продолжаться?
— Еще два этажа, — выдохнул согнувшийся пополам Корнилов. — Считай, что уже пришли. Капитан выругался.
— Корнилов! Тебя донести? — раздался откуда-то сверху голос командира спецназа.
— Пошел к черту, Клим, — огрызнулся майор.
— Ты посмотри, что здесь творится!
Клим дождался, пока Корнилов взберется на следуюший пролет, и пнул ногой груду щебня. — Как они это сделали?
— Притащили камень и сделали, — майор тщательно прокашлялся. — Кто-нибудь прошел наверх?
— Конечно, прошел! — с энтузиазмом отреагировал Клим, увлекая Корнилова в комнату. — И хорошо, надо сказать, прошел! — Он указал на сквозное отверстие в потолке. — Экспрессом!
Некоторое время Корнилов молча изучал дырку в небо, а затем, еще несколько секунд, грязные лужи у себя под ногами.
— А что, шел дождь?

— Князь, — прошептал Сантьяга. — Настало время, князь!
Услышав это, стоящий на столе Любомир захохотал и широко раскинул руки:
— Властью, данной мне по праву рождения, я призываю все могущество Великого Дома Людь, всю силу Колодца Дождей, всю силу земли...
Фигура колдуна задрожала, контуры расплылись, и очертания стали меняться так, словно он наводил морок. Настало время решительной битвы за власть в Тайном Городе, и Любомир собирал в кулак все свое могущество. Грохот его сердца заглушал все.
Артем забился в узкую щель между двумя шкафами, сел на пол и наблюдал все последующие события именно оттуда.
Когда колдун завершил трансформацию, на столе оказался высокий широкоплечий воин с хищными чертами лица. Его длинные белые волосы были перехвачены золотым обручем, украшенным огромным изумрудом. Толстая безрукавка, вывернутая мехом наружу, была дерзко распахнута на груди, а в мускулистых руках он держал массивную секиру. Фигуру воина окутывало зеленое сияние, а по широкому лезвию секиры то и дело пробегали маленькие зеленые огоньки. Столько уверенности, столько силы было в движениях воина, что не оставалось сомнений — он уже чувствует себя победителем. Вестник чуть улыбнулся, но его холодные, пронзительно зеленые глаза не обещали ничего хорошего:
— Ты хотел получить мое сердце, презренный червь?
Сантьяга не отвечал, он тоже изменялся. Комиссар отбросил в сторону стилет, что-то крикнул и вскинул вверх руки. Черный туман заклубился вокруг него. Тело нава вывернулось наизнанку и наружу, разрывая кожу и мышцы, выскочило зловещее нечто. Когда туман поредел, перед могучим Вестником оказалось настоящее чудовище.
Глубоко запавшие угольно-черные глаза с ненавистью пылали на маленьком морщинистом лице. Череп с многочисленными наростами и длинные заостренные уши вызывали из памяти самые страшные ночные кошмары. Губ не было, изо рта торчали черные клыки, между которыми змейкой проскальзывал тонкий раздвоенный язык. Чудовище было необычайно высоким, его глаза были на одном уровне с глазами Вестника, несмотря на то что оно стояло на полу. За спиной чудовища торчали маленькие кожистые крылья, вздрагивающие, когда оно поводило плечами.
— Не ожидал увидеть меня здесь, Вестник? — проклокотал монстр.
— Значит, Сантьяга — аватара? — удивился колдун.
— Сантьяга — часть меня, — буркнуло чудовище, — одно из моих воплощений.
— Интересный подход, — весело заметил Вестник, перекладывая в руках секиру. — Зачем нанимать министров и вице-королей, если можно поставить на ключевые должности собственные воплощения? Но, как бы там ни было, я рад, что ты сам пришел ко мне, князь!
Превращение закончилось, и чудовище почувствовало себя гораздо увереннее. Оно шумно вздохнуло, вызвав новую порцию густого черного тумана, и расправило крылья.
— Пора начинать, Вестник.
— Пора так пора! — воин поиграл мускулами. — Что тебе сначала отрубить, урод? Крылья?
— Попробуй отрубить голову!
— Договорились!
Виртуозно размахивая секирой, Вестник спрыгнул со стола и двинулся вперед. Несмотря на то что он едва достигал груди чудовища, напор был очень силен. С каждым взмахом острое лезвие подбиралось все ближе и ближе к монстру, заставляя его беспорядочно кружиться по кабинету. Зеленые искры срывались с секиры и молниями летели в князя, но и этого было недостаточно: они вязли в черном тумане, окутывающем чудовище. Князь отмахивался от воина тяжелыми когтистыми лапами, но не успевал нанести серьезный удар. Переворачивая мебель, соперники вихрем кружились по кабинету, а из разбитых в процессе драки горшочков поднимался тяжелый запах застарелой выгребной ямы. Артем потихоньку привык к царящему вокруг хаосу и гадал, кто же допустит ошибку первым. Как оказалось — князь. Два подряд резких удара Вестника заставили князя потерять бдительность. Молнии разорвали защищающий монстра черный туман, и толстые зеленые ветви обвились вокруг князя. Чудовище закачалось и с глухим стуком повалилось на пол.
— Мне суждено быть первым! — закричал Вестник, поднимая секиру над головой. — Мое время пришло!
Смерть князя казалась неминуемой, шансов против беловолосого гиганта у него не было. Артем видел, как широкое лезвие секиры стало медленно опускаться на голову монстра. Князь зарычал, и в этот момент сильный удар отбросил Любомира в сторону — из возникшего в центре комнаты красного вихря шагнул могучий, не уступающий Вестнику в росте Рыцарь.
— Великий магистр! — прорычал колдун, отступая к столу. Из раны в его боку лилась густая кровь.
— Кажется, я вовремя!
Рыцарь поднял над головой двуручный, охваченный пламенем меч и сделал шаг вперед. Его красные доспехи, богато украшенные золотой насечкой, весело заблестели среди зеленых молний.
— Время расплаты, Вестник! Пора тебе почувствовать мощь Карфагенского Амулета!
Приободрившийся князь вскочил на ноги, и теперь они теснили колдуна вдвоем. Черный туман с одной стороны и обжигающее пламя с другой, силы тьмы и силы огня, но раненый Вестник не сдавался. Ему нужно было время, чтобы прийти в себя, и он, неуверенно отмахиваясь секирой, начал отступать к маленькой дверце, ведущей в сад.
— Не дай ему уйти, магистр! — выкрикнул князь.
— Я все равно буду первым! — прохрипел Вестник и тут же застонал.
Ловким ударом Рыцарь выбил секиру из его рук.
Длинный коготь князя вонзился в запястье Вестника, пригвоздив его к стене. Колдун снова застонал, и в его вторую руку вошел огненный меч великого магистра. Вестник был распят перед своими врагами.
— Думаете, что победили? — слабо усмехнулся он.
Рана на его боку начала затягиваться.
— Никто не остановит Вестника!
— Нам нужна Жрица! — крикнул великий магистр.
— Знаю, — прорычал князь, — она идет.
В центре кабинета возник еще один портал, и, окруженная слабым зеленым сиянием, к месту схватки вышла Жрица. Ее густые пшеничного цвета волосы были рассыпаны по плечам, простое платье свободно обвивалось вокруг тела, а глубокие ярко-зеленые глаза сверкали ничуть не слабее огромных изумрудов, украшающих ее диадему.
— Скорее, Жрица! — не выдержал Рыцарь. — Мы еле справляемся!
Женщина подошла к обездвиженному Вестнику и подняла над его головой цветущую зеленую ветвь.
— Нет! — прошептал Любомир. — Всеслава, нет!
Кровь из его раны заструилась сильнее.
— Я призываю Колодец Дождей вернуть мне силу, отнятую Вестником, — глухо произнесла женщина. — Я требую это по праву жрицы Зеленого Дома.
Момент был выбран идеально. Обессиленный Вестник не мог одновременно сопротивляться натиску Князя и Рыцаря, а также полностью контролировать Колодец Дождей. Всеслава отбирала энергию у Любомира, ветвь в ее руках наполнялась густым светом, а зеленое сияние вокруг поверженного колдуна стало медленно угасать. Его последние силы таяли.
— Смерть Вестнику! — прорычал князь, еще глубже вонзая коготь в тело противника.
Правая рука колдуна стала стремительно чернеть, словно вбирая в себя окутывающий монстра черный туман.
— Смерть Вестнику! — повторил великий магистр, наблюдая, как пламя охватывает вторую руку Любомира.
— Не надо, — колдун отчаянно посмотрел на Всеславу.
Королева взмахнула ветвью:
— Смерть Вестнику!
— Нет!!!
Ослепительная вспышка озарила полутемный кабинет.

Когда Артем очнулся, все было кончено. Магическая битва завершилась, и все присутствующие приобрели свой повседневный облик.
Рядом с Артемом присел на маленький табурет великий магистр. Он оказался довольно старым мужчиной, с благородной седой бородой и большими, печальными глазами. Битва отняла у него много сил: повелитель Великого Дома Чудь тяжело дышал, руки его дрожали, а расшитая золотом рубаха была мокрой от пота.
В центре кабинета, отчаянно цепляясь руками за стол, пытался подняться на ноги Любомир. Выглядел он отвратительно: всклокоченные волосы, неестественно белая кожа, сведенные судорогой пальцы, зияющие отверстия на запястьях... Из страшной раны в левом боку колдуна сочилась кровь, щедро пропитывая белый шерстяной балахон.
Вестник умирал. Его безумный взгляд остановился на Всеславе, замершей около камина, губы задрожали, и на них выступила кровавая пена. Королева тихонько всхлипнула и сделала шаг назад.
— Не дайте ему произнести проклятье, ваше величество! — вымолвил чей-то голос.
Всеслава опустила глаза:
— Он не сможет.
Голос принадлежал Сантьяге. Это снова был он — высокий, подтянутый щеголь, правда, костюм комиссара был сильно испачкан и порван в нескольких местах, а галстук сбился набок.
— Где князь? — поинтересовался великий магистр.
— Ждет нас в Цитадели, — вежливо улыбнулся Сантьяга. — С вашего позволения, интересы Великого Дома Навь буду пока представлять я.
— Мы не против, — вздохнула Всеслава.
— Благодарю.
Ни королева, ни де Сент-Каре не удивились столь быстрому исчезновению князя: повелитель Темного Двора покидал Цитадель неохотно, только в чрезвычайных обстоятельствах и ненадолго. Артем с удивлением понял, что высшие маги Тайного Города не видели превращения комиссара в князя и наоборот и не знали, что князь и Сантьяга в сущности одна личность. Или не одна? Артем запутался.
— Мы должны довести дело до конца! — громко произнес комиссар.
— Оставь его в покое, Сантьяга, — попросила Всеслава. — Он умирает.
— Именно поэтому, — отрезал нав. — Мы должны быть уверены, что никогда больше в Тайном Городе не родится Вестник.
Великий магистр встал с табурета:
— Я согласен с комиссаром. Мы должны покончить с пророчеством раз и навсегда.
Всеслава отвернулась. Сантьяга поднял с пола стилет, приблизился к умирающему Любомиру и резко ударил его в грудь. Колдун жалобно всхлипнул.
— Прости меня, — прошептала Всеслава, на ее глазах выступили слезы.
— Мне нужно ваше сердце, Вестник, — словно извиняясь, произнес Сантьяга. — Пока оно еще бьется.
Используя стилет, как рычаг, нав рывком раздвинул ребра колдуна и вырвал из маленькой груди пульсирующий зеленый комок. Любомир плашмя упал на пол, и его тело охватило пламя.
— Прощай.
Великий магистр молча взял Всеславу за руку.
Сантьяга подошел к жаровне, бросил на угли бьющееся сердце Вестника и вытянул вперед руку:
— Властью, данной мне силой тьмы, я проклинаю это сердце.
Над жаровней начал быстро сгущаться черный туман. Великий магистр встал рядом с комиссаром и тоже протянул руку:
— Властью, данной мне силой огня, я проклинаю это сердце.
Над жаровней вспыхнуло красное пламя.
— Ваша очередь, королева.
Третья рука простерлась над пульсирующим в жаровне комочком.
— Властью, данной мне силой земли, я проклинаю это сердце.
Жаровня задрожала. Три руки, три цвета соединились над ней, и тихий стон пронесся по комнате. Сердце Вестника ударило еще один раз и умерло.
— Ну, вот и все... — Сантьяга плюнул в жаровню и оглянулся. — Ортега, где вы?
— Уже здесь, — воздух перед комиссаром сгустился, и из образовавшегося портала в комнату шагнул высокий мужчина в темно-синем костюме. — У меня все готово.
— Проводите наших гостей к князю, — приказал Сантьяга. — Я подожду остальных.
Ортега кивнул и галантно склонился перед женщиной:
— Прошу вас, ваше величество.
Королева шагнула в портал.
— Хорошая битва, — вздохнул великий магистр. — Нечасто нашим семьям приходится сражаться вместе.
— Это было интересно.
— Согласен. — Де Сент-Каре исчез во мраке портала.
Артем неуверенно выбрался из-за шкафа.
— Следуйте за ними, — кивнул ему Сантьяга. — Вас тоже ждут.
Артем сделал шаг к порталу, но задержался и повернулся к комиссару.
— Я так понимаю, вы не хотите, чтобы кто-нибудь знал о вашей тайне.
— Вы совершенно правы.
— Можете на меня рассчитывать. Но я хотел бы понять...
— Знаменитая любознательность челов, но мне импонирует эта черта вашей семьи. — Сантьяга внимательно посмотрел в глаза Артема. — Князь Темного Двора несет большую ответственность перед навами и всеми семьями Великого Дома, он не может позволить себе эмоции и маленькие слабости. Поэтому, взойдя на престол, князь создал меня — сосуд, в котором заключены мешающие ему черты характера. Всего остального я добился сам. Вы удовлетворены?
— Вполне.
— Тогда прошу в портал. Нам пора покинуть это место.


Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:41 AM | Сообщение # 40
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
— Настоящая тюрьма, — протянул Корнилов, разглядывая свисающие с колонн цепи.
— Здесь была охрана, — крикнул из развороченного дверного проема Шустов, — и серьезная драка!
— Живой кто-нибудь есть?
— Никого.
— Жаль.
— Патрон, а здесь настоящий сад. — В проломе над головой Корнилова появился Васькин. — С бассейном! Идите, посмотрите.
— Живой кто-нибудь есть?
— Никого.
— Тогда не полезу.
Голова лейтенанта исчезла, и Корнилов медленно прошелся по залу. Он понаблюдал, как спецназовцы освобождают рыдающих девушек, внимательно осмотрел аккуратно разложенные на столике блестящие хирургические инструменты и, наконец, присел перед съежившимся в углу человечком.
Корнилов знал, что встретит его здесь и именно в такой ситуации: прикованного к стене в окружении свидетельниц обвинения.
Майор достал сигарету и не спеша закурил.
— Не слишком ли все просто, Кириллыч? — тихо произнес подошедший Шустов. — Фотограф и есть Вивисектор?
— Будем считать, что это именно так.
— А дело закрывать будем?
— Почему нет? — Корнилов пожал плечами. — Свидетелей-то достаточно.
Шустов удовлетворенно потер руки. Майор повернулся к фотографу и повысил голос:
— Здравствуйте, Юшлаков, у меня есть к вам несколько вопросов...


Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:41 AM | Сообщение # 41
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
Эпилог
«Вчера в казино „Реактивная куропатка“ прошел финал чемпионата города по покеру. Полной неожиданностью для экспертов стала убедительная победа известного московского предпринимателя Егора Бесяева, вице-президента крупнейшего российского интернет-провайдера „Тиградком“...»
(МК)

«...Темный Двор создает прецедент? Желая успокоить челов, Сантьяга не стал препятствовать аресту нескольких наиболее активных Красных Шапок из семьи Дуричей. По принятым у челов законам, им грозит до двадцати лет каторжных работ...»
(«Тиградком»)

«...По мнению пресс-службы Московского управления полиции, обвинение располагает неопровержимыми уликами против арестованного на днях фотографа Александра Юшлакова...»
(НТВ)

«Сенсация, которой не было. Пресс-служба Великого Дома Чудь официально объявила о возвращении на прежний уровень стоимости энергии Источника. Снижение цен на десять процентов, о котором мы сообщали несколько дней назад, было проведено в рамках кратковременной рекламной кампании, а также с целью изучения нашего положения на рынке. Чудь соблюдала и будет соблюдать впредь все договоренности, достигнутые с другими Великими Домами...»
(«Тиградком»)

В книжном магазине «Библио-Глобус», что на Мясницкой, случилось столпотворение. Огромная толпа любителей современных детективов осаждала небольшой и хрупкий на вид столик, за которым красивая женщина с умным и усталым лицом подписывала свою новую книгу. Книга появилась совсем недавно, но после довольно большого перерыва, и соскучившиеся по любимым персонажам читатели бросились в магазины. Аналитики уже называли новую работу писательницы бестселлером.
— Пожалуйста, пожалуйста, для Любы Степановой!
Или для Люси!
К столику пробилась рыжеволосая девушка с маленьким вздернутым носиком, и перед писательницей возник очередной томик в кричащей суперобложке.
— Ваши книги, они такие... такие... — девушка заготовила фразу заранее, но сбилась и теперь пыталась придумать что-то связное на ходу. — Я недавно поняла, что все, о чем вы пишете, — правда! Чистая правда! Ой, я такого страху натерпелась, и меня спас настоящий полицейский! Такой симпатичный! Это так реально!
— Я рада, что вам понравилась моя работа, — дежурная фраза, дежурная улыбка, дежурное движение авторучкой. — Многие мои сюжеты имеют реальную подоплеку.
— Я об этом и говорю! Это все правда! И это так захватывает! Я без ума от ваших книг!
— Благодарю.
Писательница дежурно улыбнулась следующему любителю ее романов, и перед ней лег следующий томик в кричащей суперобложке.
— Спасибо! Спасибо большое!! Рыжеволосую девушку оттерли от столика, но до писательницы еще долго доносился ее голос:
— Владик, подай мне еще вон ту книгу! Владик, где сумка! Мы же договаривались, что-ты займешь очередь в кассу.
Иногда так бывает: из какофонии звуков толпы долетает только чей-то голос...

* * *

Путешествие через портал оставило самые приятные воспоминания. Ощущение легкого, стремительного полета полностью поглотило Артема, едва не заставив позабыть все неприятности последнего времени.
Сделав несколько шагов, Артем оказался в огромном зале, стены которого плавно переходили в густой мрак, или, наоборот, это тяжелая темнота плавно переходила в каменные стены.
— Пожалуйста, проходите, — попросил Ортега.
Следом за Артемом из портала вышел мокрый рыжеволосый мужик с хмурым взглядом, а за ним целый выводок рыжих, пинавших перед собой семерых красноголовых. Затем появился человек (наконец-то, человек!), которому Артем по-настоящему обрадовался. Кортес. К одной его руке приклеилась Яна, а к другой — Лана. Выглядел наемник довольным, как пьяный хомяк.
— Кортес!
— Артем! Рад тебя видеть, дружище!
Артем посмотрел на фею и с удовлетворением увидел на ее скуле огромный синяк:
— Ты ее повязал?
— Никто меня не вязал, — недовольно буркнула Лана.
— Артем, Лана нам помогла, — пояснила Яна. — Она оставила Амулет в своей машине, Ортега забрал его и доставил великому магистру.
К своему удивлению, Артем почувствовал облегчение от того, что у феи не будет неприятностей. Он еще хранил память об упоительно горьком поцелуе.
— Ты оставишь мне номер телефона?
Лана прищурилась, и в глубине изумрудных глаз зажглись маленькие озорные огоньки:
— Возможно.
Последними появились Сантьяга и барон Мечеслав. Видимо, комиссар достал его из шахты.
Портал закрылся, мрак сгустился еще больше, и только три кресла оказались освещенными слабым призрачным светом. Центральное, на правах хозяина, занимала фигура в бесформенном балахоне с низко надвинутым на глаза капюшоном. Князь Темного Двора. Справа от него сидела королева Всеслава, а слева — великий магистр. Это был один из редчайших случаев в истории Тайного Города, когда все высшие маги собрались в одном месте.
— Красные Шапки, — негромко произнес князь, и рыжие вытолкнули пленных вперед.
Семь малорослых бандитов, съежившихся и насмерть перепуганных. Один из них, одноглазый, прошептал:
— Пощафы.
— Они сдались сами, — прокомментировал вездесущий Ортега. — И выдали голову моего убийцы. Замечу также, что клан Шибзичей не принимал участия в нападении на Замок.
Князь посмотрел на великого магистра:
— Достаточно ли Красные Шапки заплатили Ордену?
— Вполне, — помолчав, решил старик.
— Королева?
— Не думаю, что мы должны истреблять эту семью.
— Согласен, — произнес князь, — Красные Шапки имеют право на существование, но должны помнить, — пленные еще ниже опустили головы, — что любому терпению может прийти конец.
Дикарей увели.
— Наемники.
Видимо, большие вожди хотели разобраться с чужаками и уже потом спокойно обсудить свои дела.
— Кортес, Яна и Артем, — представил Сантьяга. — Они прекрасно поработали и внесли существенный вклад в разрешение кризиса.
— Темный Двор умеет быть благодарным, — глухо проронил князь. — Своими действиями челы заслужили честь носить метку Темного Двора — знак нашей вечной дружбы.

— Значит, полицейские ошиблись? Ты не замешан в перестрелках?
— Конечно, нет! — уверенно ответил Артем. — Они думали, что я исчез, скрылся, а все было совсем не так. Мне стало плохо, и я поехал домой. В метро потерял сознание и два дня валялся беспризорником в больнице. Документы остались здесь, поэтому меня не могли опознать. Родителей жалко, чуть с ума не сошли.
— Это понятно, — кивнул Костик по прозвищу Пушкин.
Интересно, что ему могло быть понятно? Весь отдел, столпившись вокруг Артема, с огромным вниманием слушал эту незатейливую историю. Слух о том, что его ищет полиция в связи с нашумевшими на весь город перестрелками, не давал коллегам спать спокойно все эти дни. Пришлось бросить им кость.
— А что было потом? — нетерпеливо спросил Пушкин.
— Потом я пришел в себя. Сообщил, кто я, откуда, и сразу же попал на допрос. Признаться, это меня здорово удивило. Позвонил родителям, вызвал адвоката, в общем, пришлось посуетиться.
— А что они спрашивали?
— Да ерунду всякую: кто у меня был, куда я выходил перед взрывом. Тетку мою допросили, которая тогда приезжала. Охранник наш ее опознал. В конце концов, в полиции поняли, что я ни при чем. А вскоре уголовников повязали, и все окончательно прояснилось.
— Страшно было?
— Да нет, Корнилов мужик вежливый.
— Майор Корнилов?
— Ага, он меня допрашивал.
— А про Вивисектора он не говорил? — вклинилась в разговор Галя Дойкина из соседнего отдела.
— Галюша, — улыбнулся Артем, — он меня допрашивал, а не наоборот.
— Жить стало страшно, — подытожил Костик. — Выйдешь на пять минут покурить, а очнешься через два дня в больнице. Кстати, Шурочка передает тебе привет.
— Как там она?
— В порядке. Пуля повредила только мягкие ткани.
Поняв, что ничего интересного больше не услышат, коллеги расползлись по рабочим местам, а Артем подошел к столу начальника отдела.
— Леша, есть дело.
— Понятно, понятно, — тот откинулся на спинку кресла. — Хочешь в отпуск?
— Не угадал, — Артем положил на стол заявление. — Увольняюсь.
Этого Алексей не ожидал и несколько секунд тупо таращился на лежащую перед ним бумагу:
— Почему?
— По собственному, — Артем машинально погладил левое плечо.
Черная татуировка, изображающая грызущую орехи белку, проглядывала сквозь тонкую ткань рубашки, но, к счастью, никто не обратил на нее внимание.
— Надо передать дела, — собрался с мыслями Алексей.
— Извини, — Артем посмотрел на часы, — опаздываю.
На все формальности ушло минут двадцать. Артем подписал заявление, выудил в отделе кадров трудовую книжку, рассчитался с бухгалтерией и, чувствуя себя абсолютно свободным человеком, вышел во двор. Настроение было превосходным.
Артем снова потер плечо, где чернела белка, и, забросив барсетку за спину, подошел к «Круизеру», около которого стоял Кортес.
— Ну что, освободился? — наемник свернул газету и небрежно швырнул ее на сиденье.
— Ага. — Артем открыл дверцу. — Поехали. Машина резко развернулась и выехала в Тайный Город.


Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Morana Дата: Вторник, 2010-07-27, 0:44 AM | Сообщение # 42
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
Если нужно продолжение, то оно последует))

Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Stormy_Day Дата: Вторник, 2010-07-27, 10:43 AM | Сообщение # 43
Президент
Группа: Президент
Сообщений: 1173
Счетчик №2: 10000
Репутация: 58
Статус: Offline
Читал всю серию (спасибо Дрэду) очень интересно ))

Я барыга, но еще не продал свою совесть!
 
gades Дата: Суббота, 2010-08-21, 10:30 PM | Сообщение # 44
Старший Барыга Оптовик
Группа: Проверенный
Сообщений: 472
Репутация: 18
Статус: Offline
КСюЮУУууУУУ!!!!!а когдаж продолжение будет?а то йа первые 2 книги-то читал..а вот остальные кагто не довелось((

меня тут нет, я вам снюсь)
 
Morana Дата: Воскресенье, 2010-08-22, 1:41 AM | Сообщение # 45
Просто Ксанка :)
Группа: Руководство
Сообщений: 1209
Репутация: 52
Статус: Offline
gades, будет) Разгребусь тлько с контрольными)

Даже думать не смей, что той ЕДИНСТВЕННОЙ нет!
 
Форум Альянса Neutral » Общий форум Альянса » Библиотека » Тайный город. Панов. "Войны начинают неудачники" (Книга № 1)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:


Copyright Neutral Clan